Э. Григорьян: Выживание в условиях мирового системного кризиса

Проблемы глобального миропорядка вплотную подступили к границам Армении. Ни одна задача внутренней политики не может решаться без оглядки на ближайшее окружение, на интересы и намерения граничащих с Арменией стран. Изучение, прогнозирование и предупреждение их намерений и шагов в отношении РА становится жизненно важным делом и не только для дипломатов и международников, а буквально для каждого жителя РА, начиная с бизнесменов, озабоченных ввозом и вывозом, сезонных рабочих, членов их семей, получающих от них денежную помощь, организаторов туризма и просто жителей, планирующих выезд в ту или иную страну, хоть на отдых, и т.д.

Между тем почти все причастные к этим проблемам инстанции хранят гордое молчание. Где наши философы и социологи, которые вместо пережевывания выплюнутых другими идейных жвачек, давно должны были одарить мир оригинальными и глубокими продуктами их безмятежного в условиях воюющей Армении существования? Где их общественная и научная позиция, которая не обязательно должна выражаться в площадной активности, а прежде всего в идейной и идеологической? Назовите хотя бы одного философа или социолога местного разлива, работающего на ставке в Академии или вузах, который разразился бы статьей: как Армении существовать в условиях мирового системного кризиса? Как ей обеспечить не только безопасное выживание, но и резкий рывок к восстановлению, хотя бы прежней производственной активности?

Наша статья пытается пробудить наших ученых, официально числящихся социологами и философами, и спящих летаргическим сном вот уже 30 лет. Мы пытаемся наметить проблемы, решение которых – дело нашей науки.

Малая страна не может изменить течение катящейся в бездну планеты, но она может предупредить остальных о грозящих им бедах, именно потому, что она малая и падающих на голову железных орехов ей достанется больше других. Поэтому она обязана быть в десятки раз более бдительной, более тревожной и более дальновидной. Тем более, что много тысяч лет назад, она совершила свой цивилизационный выбор, безоговорочно приняв сторону науки. Достаточно упомянуть раннее развитие астрономии, выразившееся в каменных обсерваториях. Анализ до-христианской идейной атмосферы, формировавшейся в древней Армении, приводит нас к Гермесу Трисмегисту.

До Пифагора наиболее крупным авторитетом в древнем мире считался Гермес (Herman, Harman – в латинских источниках) Трисмегист, чьи работы были недавно опубликованы на русском языке. (См. статью ГЕРМЕС ТРИСМЕГИСТ КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЬ АРМЯНСКОЙ ТРАДИЦИИ МЫШЛЕНИЯ). В свою очередь Гермес Трисмегист систематизирует духовные искания древнего мира и дает сводку точных определений краеугольных и фундаментальных оснований научного и философского знания, которые наследует Порфирий, любимый философ армянских средневековых мыслителей (ПОРФИРИЙ – ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ХАЛДЕЙСКОЙ ТРАДИЦИИ В ФИЛОСОФИИ). Кстати, Порфирий некоторыми зарубежными авторами считается даже более основательным мыслителем, чем Аристотель, причем мыслителем, оказавшим влияние как на западную, так и на восточную культуру.

Главный принцип, который Гермес кладет в основание универсальной цивилизации, Гермес обозначает понятием Целого (Целостность) и даже приписывает ему божественные черты. «Благо равно по величию существованию всех вещей телесных и бестелесных, чувственных и умопостигаемых. Таково есть Благо, таков есть Бог. Посему не говори об ином существе, что оно благое, — это святотатство; и не говори о Боге, что Он есть нечто иное, чем Благо — это тоже святотатство. 16) Все употребляют слово «Благо», но никто не понимает его значения, поэтому никто не понимает также, что есть Бог, и по причине этого незнания благими называют богов и некоторых людей, хотя они не могут ни быть благими, ни такими стать. Благо неотделимо от Бога, так как оно есть сам Бог» (Гермес Трисмегист, «Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада»: Сост., коммент., пер. с др.-греч., лат., фр., англ., нем., польск. К. Богуцкого. — К.: Ирис; М.: Алетейа, 1998. — 623 с. ISBN 966-7068-06-4 («Ирис») ISBN 5-89321-013-1 («Алетейа»)), с.26).

Иначе говоря, все научные подходы, делящие целое на природу и общество содержат изъян. Подходы, которые умаляют одни существа, возвышая других, нарушают целостность вселенной. Это уже в адрес сегодняшней экологической мысли, что попутно было усвоено уже буддизмом, спустя тысячелетия после Гермеса. Наука целостна (так же, как и мир) и должна стремиться к объятию всего в своих положениях. А в своих высших абстракциях она неотделима от космологических законов и тесно связана с математикой. Она приближается к мудрости и ее побочным занятием является придание смысла всему существующему. На такой методологической платформе невозможны ни европоцентризм, ни этноцентризм, ни даже эгоцентризм – заразные болезни современного общества. К научному мышлению, обозначаемому понятием гнозис, предъявляются максимальные требования: чтобы все возможные случаи подпадали под формулируемый закон. Настоящий ученый – опора миру, и он вне времени.

Теперь бросим взгляд на окружающий мир. Все государства, общества, экономические и социальные субъекты яростно сражаются хоть за капельку энергии, отторгаемой у более слабых, уничтожение которых не столько доблесть, сколько унылый факт обыденной жизни. А что делают в ответ слабые? Правильно, безудержно и бесконтрольно размножаются. В этом их защита от нахлынувших в древний мир диких орд, не завершивших еще свое отделение от животного мира и, естественно, и близко не ведающих об уже разработанных Гермесом правилах людского общежития. Древний мир закончился библейским компромиссом, где явственно выступает победа животного начала, выдавившего герметические принципы в эзотерику, в ожидание лучших времен, когда, наконец, и эти дикие орды обретут человеческий облик.

Сегодня правота Гермеса более, чем очевидна. Мир – целостен, представляет собой единый организм, обдуваемый всевозможными электромагнитными ветрами, доносящими дуновения космоса до каждой отдельной человеческой души, находящейся вследствие этого в неразрывной связи всего со всем! И как смешно выглядят все претензии на исключительность, пыжащегося остаться в нетронутой дикости населения. И каковы сегодняшние следствия этой атавистической дикости?

Социальные идеи и их социологическое обрамление

Сетования на коррупцию, воровство и криминал стали почти что повсеместными, мир задыхается от недостатка общественной морали. Несомненно, требуется анализ происхождения этих пороков и причин их современного распространения. Начнем с элементарного. Что лежит в истоках такого поведения? Явное нарушение социально-правовых норм. Норм, которые прилагаются к каждому человеку, и которым обучают в каждой семье. Почему, зная об этой норме, человек нарушает ее? Одна из причин состоит в его неуважении к другим людям. «Пусть другие соблюдают эти нормы. Я выше них, и мне можно их нарушать». Но почему этот человек считает себя выше других? Есть ли реальные общественные достижения, которые позволяют ему считать себя выше других? Типичные биографии коррупционеров не обнаруживают таких достоинств. Остается его внутреннее мировоззрение, его убеждение в правильности такого поведения. И здесь мы обнаруживаем очень интересный феномен, который призван оправдывать его неуважение к другим людям.

Это – избранность. Он принадлежит к избранным людям, а им эти правила не писаны. Они для обычных людей. В индивидуальной оболочке – это принцип индивидуализма, «сверхчеловека», с презрением глядящего на копошащуюся массу. В групповой форме – это шайка, банда, уголовный притон, организованная преступность, которой нужно обоснование «избранности», чтобы объяснить своим, почему им можно то, что другим нельзя. Т.е., дикость, вместо цивилизационного преображения, сорганизовалась в агрессию, которой даже придан идеологический оттенок.

Из этого малого принципа вырастают и все остальные «большие» принципы избранности. Например, США считают себя избранными попечителями международного порядка, Сайентология Хаббарда – для избранных, для них также секты Муна, «Свидетелей Иеговы», и ряд народов также считают себя избранными. В их числе, японцы и китайцы.

Но для народов эта избранность приобретает уже другие черты. В дело вступают доктрины, идеологии, верования и этот принцип превращается в Принцип богоизбранности народа. Что он означает на деле? Почти то же самое, что и для уголовной шайки. Это право дикости на безжалостное уничтожение других народов, право на любые пытки и преступления по отношению к покоренным или зависящим от них народам. Но теперь, оказывается, что бог поощряет такое поведение, поэтому не мучайтесь и не терзайте свою совесть, бог все спишет. К богоизбранным народам приписывает себя и Азербайджан, присваивающий право пренебрежения всеми уголовными нормами. В том числе, и международно-правовыми (убивший спящего армянина Сафаров как яркий пример).

Но что дает эта богоизбранность, помимо права на бессовестный грабеж и убийство других народов?

Оказывается, с этой привилегией тесно связана мысль о господстве над другими народами, о праве повелевать ими. Именно так это правоприменение трактовала Османская Империя по отношению ко всем немусульманским народам. Включение этого права в фундамент государства, знаменует идеологическое и правовое обоснование дикости как принципа, узаконивающего грабеж и расизм как специфическую «культурную» политику.

Да, богоизбранность немедленно продуцирует расизм по отношению к другим. Господство над одним народом уже соблазн и ловушка. А почему бы и еще над одним народом не властвовать, а затем и следующим? Так рождается идея о мировом господстве. Так возникает британизм и гитлеризм, а сегодня и американизм.

Но если субъект столь высоко ценит себя, то по отношению к другим обязательно проявятся обратные чувства – высокомерие, надменность, пренебрежительность и вытекающая из них претензия на эксплуатацию человека как рабочего скота. Богоизбранность становится формой превосходства, которое не может подвергаться сомнению от «неизбранных». Богоизбранность связана с непогрешимостью. Снятие возможности осуждения богоизбранного народа или человека ведет к вседозволенности. Богоизбранность оказывается в единстве со вседозволенностью, в которой морализаторство по отношению к другим, вернее – «неизбранным», разрешается одновременно с допущением себе аморального поведения, поскольку «не считай себя грешником». Но как и откуда рождается желание быть исключительным? Почему вообще люди претендуют на особое отношение к всеобщим нормам?

Откуда этот недостаток в психике человека? Помимо врожденной атавистической дикости это еще и проявление инфантилизма в психике. Ребенок окружен атмосферой потакания, любви и баловства. Если его не приучать к социальным нормам, то заторможенное развитие ребенка расширяет привычные реакции уже и на взрослое общение. То, что это вытекает из задержки развития, сказывается еще и в особом страхе перед страданиями. Ребенок действительно боится не только боли, но и испытывает страх перед возможным соприкосновением с ней. Поэтому свои страдания ребенок считает несравнимыми со страданиями других. У него еще не развита эмпатия, сострадание, социальные качества, доставляемые культурой. Отсюда и нет места для милосердия к другим, поскольку другие не «могут» испытывать ту же боль, что и ребенок. Определенную роль в детстве играет и «этническое бессознательное», в котором закодировано этническое деление на «своих» и «чужих», и которое изначально присутствует в самосознании этносов. В таком обществе не может быть взаимной ответственности, патернализма, когда взрослый берет под свою защиту судьбы других. И всюду мы видим нарушения главного принципа общежития, выдвинутого еще Гермесом – никто не может быть выделен из целого!

Но все это, до возникновения подлинной культуры!

Глобальное человечество должно самоопределиться с тем, какие правила общения будут заложены в мировое сообщество. Идея нового мирового порядка, концепция силового мондиализма с сохранением капиталистического «рая» для «золотого миллиарда «человечества и силовым сохранением зоны естественного сокращения человечества для его остальной части, т. е. идея мирового каннибализма с сохранением будущей процветающей жизни для избранных «богоизбранными», исходит от дикости, от непросвещенной еще части человечества. Но поистине, необъясним процесс морального одичания человечества в течение последних веков, особенно, на фоне технического и научного развития. Как получилось, что инфантилизм, как одна из стадий взросления человека, подмял под себя, под свое мировоззрение все остальное человечество?

А он господствует всюду. И в социальной организации общества, и в системе ценностей, и в образовании, и в системе подбора кадров, и особенно, в сетевых интернет-коммуникациях.

Не пора ли вспомнить высокие принципы Гермеса и применить их к сегодняшнему мировому порядку?

Народы и страны движутся по орбитам. Орбиты – эллиптические, обозначены нормами и ценностями. Культурная жизнь народов поднимается волнами, достигает возможных высот при имеющемся уровне энергетики, а затем снова спадает, примитивизируется и либо исчезает, оставляя другим накопленное богатство, либо снова продолжает жизнь по той же орбите с ее обозначенной колеей норм и способов организационного взаимодействия. Среди этих способов присутствуют и формы задержки развития других стран, формы выкачивания их энергии и направления их по маршрутам собственных интересов, обеспечиваемых притоком дополнительной энергии и необходимых для этого усилий. Советский Союз достиг возможной для него интеграции, обеспечивая безопасность опекаемых стран. Но он представлял из себя огромный детский сад, над которым грозно надзирал воспитатель-партия. Поэтому те инфантильные нормы, которые он возвел в защитную стену, не выдержали напора накопленной иными странами энергетики и новых разрушительных технологий Запада, которые привели в буйство ополоумевших великовозрастных детей партии.

Сегодня ту же ситуацию переживают США. Им не хватает энергии для продолжения оккупации окружающего мира. Либо надо расширить базу оккупации, либо сократить свои потребности. Если расширение, например, на РА, потребует той энергии, которой у них не хватит, то США откажется от своей идеи (хотя, честно говоря, Армения, как весь Советский Союз, всегда находилась все советские годы под негласной опекой Запада, за исключением небольшого периода). Либо же РА усложнит задачу, привлекая в союзники неудобные для США страны. Одновременно, публичная дипломатия и иного рода деятельность может воспрепятствовать применению того силового давления, с помощью которого обеспечивается применение новой серии инфантильных норм.

Но здесь на защиту человечества вступает Гермес, с его принципом всеобщей связи явлений. Это означает, что совокупность всех способов взаимодействия должна коррелировать с установленными возможными нормами, как мостами, обеспечивающими коммуникацию. Целостность мира обеспечивают общие нормы. А они должны быть в созвучии с нормами природы, космоса, быть в гармонии со всеми окружающими человечество факторами. Следовательно, уже сама природа, Космос выступают ограничительными рамками всех потуг на волюнтаризм.

С конца XIX в. заметен все возрастающий интерес к учению о гармонии, существование и применение которой видны в геометрических изысканиях до-библейской древности, во времена Гермеса. В известной нам обширнейшей литературе по проблемам гармонии, начиная с Пифагора, обнаруживается ряд особенностей, проливающий свет на причины отторжения академической наукой основ учения Гермеса о гармонии и недоверия к ним практики. Пытаясь раскрыть эти причины, российский математик В.А.Бунин замечает: «Рассмотрение не только упомянутых, но и последующих этапов развития математики создает впечатление, что после гибели эллинской цивилизации какие-то маскирующиеся «под простачка», но иезуитски изощренные силы, вытаптывали копытами любые ростки развивающейся ясности мысли, начиная с упомянутого запрета пифагорейства в 325 г. Упадок геометрической математики укладывается в рамки Средневековья, примерно 325 – 1545 гг. В математике именно 1545 г. может считаться началом выхода из упомянутого кризиса. …Подобные усилия по выключению правополушарного мышления сейчас близки к апофеозу, выразившемуся в том, что всерьез идет обсуждение запрета преподавания в школе геометрии, заодно, кажется, и литературы. В более «высоких сферах математики» этот же процесс получил название «бурбакизация математики» (ОБЩЕСТВО ПО ЗАКАЗУ. УРОК 5).

Упомянем еще и миллионы жертв запрета гностицизма как приложения методологических принципов Гермеса к социальной и моральной практике. Тысячелетиями сжигали на кострах тех, кто пытался мыслить. Миллионы свободомыслящих (павликиане, богомилы, тондракийцы, катары и др.) погибли на кострах только за то, что пытались мыслить мир и общество в научной манере. Особенно свирепствовала Католическая церковь. Она и до сих пор продолжает обливать грязью тянущихся к науке, обзывая их еретиками и не допуская мысли о покаянии перед миллионами уничтоженных ею лучших представителей человечества. Хотя сегодня Европа с сожалением и с уважением воспевает катаров (катарьял – совершенные, как они называли себя) как основоположников европейской цивилизации, которой не дала состояться институционализация библейства. (Чтение обширной литературы на эту тему навевает на подозрение, что главной целью этих преследований было уменьшение влияния ранне-армянского христианского гностицизма (наследие Гермеса) на едва складывавшуюся «цивилизацию» Запада, которой Католическая церковь владела безраздельно).

Созданные катарами страны, Лангедок, Прованс, частично Каталония, в 10-12 веках опередили в своем культурном развитии пребывавшее в состоянии средневековой дикости европейское население, поэтому они погибли смертью первопроходцев, заложив основы всей последующей социальной мысли, так бессовестно присвоенной всей когортой, так называемых социальных мыслителей, от Сен-Симона, Кампанеллы, Т.Мора, до сегодняшних плагиаторов-социологов.

Что дальше может предложить нам гностический герметический подход к мировой сфере?

В результате съежившегося мира все страны и народы вступили в интенсивное общение друг с другом и в интенсивное же воздействие друг на друга, без щепетильности в применяемых методах. Этот, ежедневно протекающий многомиллиардный процесс приводит к выработке единых для всего человечества норм, основой которых, как можно уже догадаться, становится принцип Гермеса о целостности. Кстати, Китай уже взял его как идеологическую основу, вовсе не подозревая о плагиате. Принцип целостности предполагает, что каждое сообщество выполняет некую роль в поддержании этой целостности, и в случае угрозы целостности, перенаправляет часть своей энергии на ее восстановление. При этом энергия каждого общества глубоко специфична, выполняет особую функцию в поддержании целого. В отличие от царящего сегодня принципа неоколониализма, позволяющего обирать и грабить любые страны и народы в интересах «сильного», герметический принцип выдвигает понятие гармоничности как здоровья человечества. А любые проявления конфликтности трактует как заболевания неискорененной еще дикости. Вместо гонки вооружений страны должны зарядиться саморефлексией, обогащающей их смыслом происходящего. До китайских мудрецов, уже Гермес считал, что всякое вступление в войну уже означает поражение.

Каждое сообщество призвано развивать свои сильные стороны, предлагая их результаты другим и вкладывая их в общую культурную копилку человечества. Герметические принципы потребуют изменения всей сети международных институтов, начиная с ООН и остальных международных блоков и альянсов, якобы пекущихся о безопасности народов. Кстати, придадим и другую интерпретацию слову «герметический». Вместо намеренно оболганного, якобы закрытого, эзотерического учения, «герметический» означает предельно открытый, чистый и ясный диалог с позиций научной истины.

Меняется все – правомерность достигаемых обществом целей, понятие эффективности управления общественными процессами, понимание организационной структуры общества, системы общественных отношений и т.п. В результате проблемы безопасности политической нации переходят в разряд общечеловеческих, определяющих его судьбу.

Сегодняшний глобализм и его приверженцев следует считать находящейся в состоянии агонии атавистической дикостью. Она выдавила индустриализм из пор общества и заменила его паразитарным ростовщичеством, осужденным еще пару тысяч лет назад. Но индустриализм в культурном облачении вновь возвращается в свои родные пенаты, поднимая роль научной честности, непредвзятости, точности инженерных оценок и высокоморальных отношений созидательного сотрудничества.

Так как крах капитализма полностью повторяет недавнюю историю крушения социализма, то дело не в выдуманных и повторяемых попугаями всех стран формационных трещотках, а в завершении эпохи дикости, которую на Западе продлила институционализация библейства с ее воспеванием первородного греха, т.е. запрета на приобретение знаний. Скажите сегодня кому-нибудь, что приобретение знаний – грех. Вы получите в ответ обвинение в дикости. Что мы и констатируем как победу гностицизма.

А это расчищает место для создания нового общества – адекватного условиям наступающей эпохи. Поскольку находящиеся в состоянии дикости будут вести себя соответствующим образом, т.е., не собираются уступать незаконно присвоенные позиции, то изменения обязательно будут сопровождаться потрясениями, сопоставимыми с недавно пережитыми «постреволюционными» странами. И приведут к аналогичным по масштабам разрушениям. А вполне вероятно, даже большим разрушениям и более тяжелым страданиям людей.

Предотвратить их и есть настоящая задача создания безопасности.

Сами американцы аналогично оценивают сложившуюся ситуацию. Вот какую оценку перспектив Америки озвучил Майкл Снайдер: «…десятилетия исключительно глупых решений сделали неизбежным наступление величайшего экономического кризиса за всю истории США, и когда он в полной мере покажет себя, людские страдания, которые будут сопровождать развитие этого кризиса, окажутся поистине беспрецедентными» ( https://twitter.com/ula201/status/1087709667122401281 ).

Резонанс таких кризисов прокатится катком по всем странам, вызывая катастрофические ударные волны. Ряд ученых уже готовятся встретить грядущие катаклизмы точно просчитанными прогнозами и мерами по смягчению последствий. В работах В.А.Бунина поставлена задача – отыскать Код, соблюдение которого обеспечивало бы обществу свойства естественно эволюционирующего объекта. Он выводит математический код, позволяющий создавать системы различной природы, которые гармоничны подобно биологическим, т.е. наилучшим образом приспособлены для выполнения своей главной целевой функции. Именно такие системы он называет метагармоничными. Решение общей проблемы заключается в отыскании аналогий, позволяющих распространить действие найденного Кода на системы иной природы, в том числе и на общественные.

Современное развитое общество представляет собой чрезвычайно сложную систему общественных феноменов – процессов, отношений, институтов и правил. Это значит, что в среде такого общества эффективными являются только системные мероприятия и реформы – учитывающие всю гамму рисков и прямо или опосредованно охватывающие все элементы и связи системы организации общества. Тем более, что эффект резонанса способен даже небольшие опасности превратить в смертельные. Тем более это касается мировой системы государств и транснациональных субъектов, от которой и исходит настоящая угроза отдельным странам.

Это значит, что обсуждать нужно полноценную мировую систему национальной безопасности для всех, построенную на базе многоуровневой иерархии. Причем решения каждого последующего этажа являются производными от решений предыдущего. Это и обеспечивает необходимую связанность всего со всем – всех элементов международной безопасности.

Завершим статью еще одним призывом к идеям Гермеса, без которых трудно представить современную научную методологию. В основу международной безопасности должны быть положены мировоззренческие и идеологические принципы Гермеса. Правящему классу современного мира доступно объясняются принципы герметической организации общества, социальных субъектов, систем отношений в обществе и в мировом сообществе, а также, протекающих в нем ключевых процессов. Если это понимание мира известно и понятно также народу, то ему будут понятны также и действия власти, а значит, окружающим обществам понятно, чего от кого можно ожидать и каких действий следует избегать. А главный принцип герметизма – нет пренебрегаемых субъектов, все равно ценны и равно оберегаемы.

Э.Р. Григорьян

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: