Интернационализация образования

Традиционные представления о соотношении теоретического знания и реальности сводятся к более или менее точному отражению некоторых существенных свойств реальности. В социально-гуманитарной сфере эта схема осложняется тем, что вмешиваются факторы идеологического, политического, исторического порядка. Большую роль в производстве этого знания играют институциональные особенности той или иной страны, соотношение власти и интеллигенции, ментальные особенности правящего субъекта, прагматические ожидания политической структуры, нацеленные больше на обоснование, чем на критику существующего положения. Например, те или иные философско-социологические теории, развертываемые в отдельных странах, содержат, подчас трудноуловимые, элементы апологетики национального, социально-структурного своеобразия, даже если оно выражается в ретушированном рабовладении. Переброс этих знаний в другие страны предполагает их генерализацию, универсализацию, ценой размывания особенностей страны-реципиента и, в конечном счете, выливается в принудительную или добровольно-принудительную, если за этим процессом проглядывают большие транши, культурно-образовательную экспансию. Вузы и учащаяся молодежь, подверженные наплыву такого, плохо адаптированного к местным условиям знания, замирают в своем развитии ввиду несоответствия уже имеющегося социального опыта, своей системы ценностей, неких этических приоритетов навязываемой структуре знаний. Потом надо учесть, что получаемые «по импорту» знания вовсе не содержат серьезных просветительских моментов, а больше смахивают на сфальсифицированную карту, подложенную в брошенный нарочно бронетранспортер, который обнаруживает противная сторона. Технологии и результаты такой образовательной экспансии хорошо известны по ее итогам в странах Африканского континента.
Мы уже не говорим, что находящаяся в военной блокаде страна, вообще не имеет права быть такой открытой к зарубежному влиянию. Давно развиты тонкие информационные технологии, снимающие, слой за слоем, из циркулирующего в общественных сферах или сайтах обмена мнений уязвимые особенности национального сознания той или иной страны, и на этом основании строящие системы ментальных «коридоров», по которым только и дозволяется «гулять» жителям страны. Пренебрежение этими аспектами сегодняшних информационных угроз, для такой страны как Армения, недопустимо. Не забыт и не стерся еще геноцид прошлых веков, а сегодня нам грозят уже новым геноцидом.
Но, тем не менее, это не означает, что надо замыкаться в своих четырех стенах: интернационализация вузов представляет собой международный тренд, Важно подойти к ней со всей возможной осторожностью и проводить ее грамотно. Только опираясь на свои ресурсы социально-гуманитарного и философско-социологического знания можно способствовать развитию дальнейшей интернационализации высшего образования в Армении, а также выработать рамки и инструментарий национальной и институциональной политики в этой области.
Новый подход к базисной разработке основ философско-социологического и социально-гуманитарного знания опирается, прежде всего, на осмысленные приоритеты существования нашего народа, его долгий исторический путь и интеллектуальную способность видеть глубже и дальше, нежели это позволяют «импортные» методики. Только после обогащения армянского опыта в русле предлагаемой парадигмы, можно инициировать безбрежную интернационализацию высшего образования в рамках институциональной, региональной и национальных программ других стран, в которых ведущую роль, несомненно, будет играть армянский компонент, а армянские специалисты станут приглашенными экспертами, владеющими инструментарием, необходимым для ее реализации.
В чем состоит новизна этого подхода?
В отличие от вышеуказанного соотношения между теорией и реальностью, предлагается рассматривать каждую теорию как элемент некой технологии, возможно длящейся столетиями. Нельзя отрицать, что каждая теория (социальное знание) так или иначе действенно влияет на поведение разделяющих ее положения людей. Главным вопросом становится не соответствие теории реальности, а «как» и «куда» и к «каким действиям» подталкивает людей эта теория или состояние их сознания. Например, во времена геноцида лидеры армян не могли себе представить, что речь идет о подготовленном уничтожении всего народа.
Но даже полученный на поставленные вопросы ( как?, куда?, к каким действиям?) ответ и выясненные обстоятельства являются только звеном в длинной цепочке взаимосвязанных социальных знаний, идеологий, философий, составляющих вместе единую «долгоиграющую» технологию, имеющую вполне определенные цели и направленность на конкретного объекта приложения. Наряду с социальными теориями, армянская философия подвергает точно такой же переинтерпретации религиозные и идеологические концепции, общественные мнения и установки влиятельных субъектов, а также циркулирующие в международных кругах, те или иные концепции мирового порядка и др. В том числе, любые фрагменты человеческого сознания и даже подсознания рассматриваются не как умственно-психологические феномены, а как потенциально ведущие к определенного рода действиям, имеющим истоки в некогда рационально организованных технологиях действия, поддерживаемых актуальными социально-политическими структурами. Бессознательное и подсознательное не являются иррациональными феноменами. Все человеческие действия, в том числе мышление и язык, имеют как предпосылки, так и следствия. Все они рассматриваются как потенциальные элементы длительно текущих технологий, обнаружение присутствия которых, их «вскрытие», осуществляется путем аналитическо-герменевтической проработки соответствующих материалов. Обнаружение латентной технологии немедленно влечет переопределение понятий, смену имен научных явлений и даже кардинальную реконструкцию сфер ее приложения. Ведь, в конечном счете, если то, что произошло под влиянием скрытно ведущейся работы данной технологии, полностью соответствует заложенным в нее целям, то данная работающая технология и является полноценным научным знанием, наконец-то охватывающим теоретический и эмпирический уровни знания, и снимающим противоречия как между абстракцией и реализованным результатом, так и различными составными ее частями, в которые входит как философия, так и конкретно-политические лозунги. Только на уровне выявленной «работающей» технологии можно ставить вопрос о соотношении знания и реальности и ставить вопрос о причинах ее создания и основаниях ее эффективности.
Можем выдвинуть гипотезу, что изначально, с самых ранних стадий существования организованных сообществ, разработка таких технологий и претворение их в жизнь и составляли событийное содержание и стержень всей мировой истории, которые почему-то остались за бортом исторической науки. Более того, любое именование явлений, развитие философского, обыденного, социологического и иных тезаурусов опиралось на их подспудное функционирование. «Назовем уход в мир иной переходом к райской жизни». Именно наличие таких технологий и определяло имена явлений, событий, процессов. Пример кулинарной технологии очень прост, но наглядно показывает, что смысл и назначение любого компонента зависит от готовящегося конкретного блюда и меняется с изменением технологии. Точно так же смысл поступка человека (например, участие в откатах) может быть адекватно понят только через целостную рациональную технологию, компонентом которой является этот поступок.
Технология может длиться столетиями. Но если она есть, тогда появляется новый аспект исторического знания. Имеет смысл и значение наблюдать за историческими процессами в отношении того, как эти процессы реализуют цели технологии, либо как они вносят коррективы в нее и перенаправляют заложенное содержание в другое, иногда противоположное русло. Но, только имея в наличии такие технологии, можно ставить и достигать исторических целей. Тот, кто строит технологии и опирается на них – всегда впереди.
Разработка технологий опирается на присущие природе принципы наименьшего действия и получения максимального результата, на закономерности повторяющегося в веках природно-социального поведения, на типичные социально-психологические обстоятельства и имеет задачей обертывание их в алгоритмы сознательного, но скрытого целенаправленного действия.
Развертывание этого подхода приводит к необходимости создания своеобразного пульта управления историческими и общественными процессами. Технологии должны опираться и учитывать реальные настроения в людях. Это означает, что социальные науки побуждаются создавать «кнопки» для каждого специфического общественного умонастроения – удовлетворенность, бунт, голод, экзальтация, воодушевление, пессимизм и др. Исходя из конкретного состояния находится нужное средство (кнопка), с помощью которого протягивается ниточка к той нужной трансформации, которая ведет к реализации одной из подцелей, входящих в совокупность составляющих технологию целей ( заданных для данного объекта).
Но любая технология несовершенна. Реальность всегда сложнее. Поэтому всегда могут возникнуть непредвиденные отклонения. (Теистически настроенные могут сослаться здесь на понятие бога). Это оставляет открытой дверь для модификации, выхода из объятий данной технологии, и создания нужной контр-игры (контр-технологии). На это и должна быть направлена вся философско-социологическая деятельность желающей лидировать стороны. Ведь, в конечном счете, все технологии имеют одну общую цель – приобретение дополнительной энергии (коллективной или индивидуальной), в любых ее формах (материальных или духовных). Чем ее больше, тем дольше живет субъект.
Разработка этого, нового подхода, который условно назовем «армянской интернационализацией», предполагает создание и новой герменевтики и ряда других новых социальных наук. Герменевтическое прочтение как современных, так и библейских текстов будет дополнено поиском и вскрытием компонентов, указывающих на присутствие элементов более широких технологий, которые подчас не ведомы и самим авторам произведений. Например, в качестве предположения, можно указать на некий элемент технологии, присутствующий в христианстве – приучение к дружественным объятиям, к теплу, к любви заранее (инструментально, «кнопочно») содержит и предвидит тот момент, когда внезапное лишение этих отношений производит разрушающее воздействие на человека.
Социализм как технология представлен мною в предыдущей статье. Но поскольку это изложено в одном предложении, я повторю его здесь для создания целостности концепции. «Сама социалистическая технология предполагает, что раз людям уже нравятся эти идеи, если они согласны жить общественными интересами, готовы жертвовать ради них своими эгоистическими желаниями, и будут одергивать и контролировать каждого, кто покусится на общественную собственность, поскольку все уже принесли свою частную собственность в общую копилку, то пора уже возглавлять это сообщество наивных простачков, забирать всю собственность в свои руки, и под видом государственной опеки жестко унифицировать жизнь и труд новообращенных и состоявшихся рабов. Конечно, наверху будет уже другая группа людей, но поскольку аристократии все нет и нет, то и она точно так же сойдет со сцены под громогласные лозунги «нового социализма».
Возможно, в рамках этого подхода можно будет развить новый взгляд на общественное развитие и проработать более конкретно условия развертывания мирной жизни на планете без социализма и без капитализма. Только после этого можно приступать к созданию национальной платформы государственного строительства, интернационализации самых разнообразных процессов не только в сфере высшего образования, но и международных отношений. В обратном случае, когда еще нет армянской интернационализации, мы рискуем оказаться подручными на конвейере, начало и смысл которого нам неизвестен, а наша функция сводится к завертыванию отдельной гайки, и в какой-то момент конвейер может быть выключен, а мы ликвидированы вместе с этой гайкой. В обратном же случае, имея четкое представление о длительной технологии, мы выделяем отдельные участки, где можно будет создавать совместные проекты сотрудничества и программы партнерства с зарубежными странами и университетами, которые позволят зарубежным странам и университетам позаимствовать богатый опыт армянской стороны в области интернационализации высшего образования и международных отношений.
Григорьян Э.Р.,
доктор философских наук, профессор социологии

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: