«Моему другу Езрасу»

1 августа на сайте zakonia.ru появилась статья «Входная плата за вклад мецената (как благодетель армянской церкви стал ее хулителем)», подписанная иеромонахом Тер Киракосом Давтяном, работавшим в Армянской церкви Москвы, а ныне служащим в Армении.  Не особенно блиставший тут поп в Армении вдруг преобразился в яростного обличителя известного московского предпринимателя и благотворителя Рубена Григоряна, в свое время основавшего интерактивный Армянский музей Москвы и культуры наций. Из этой статьи мы узнали весьма пикантные факты из биографии Р. Григоряна и даже причину закрытия музея: оказывается этому миллионеру мало было того огромного количества недвижимостей, которые есть в его распоряжении, он еще захотел — только вдумайтесь — заполучить для себя офис в подвале!
Ответ Рубена Цолаковича не заставил себя долго ждать:

Письмо Владыке

Не надо быть злым!
Так уж не надо.
Может надо?

Нужно, еще как нужно. Нужно, если речь идет о своем народе, нации, стране.

Народ – это кровь, носящий гены тысячелетиями, собравший, накопивший огромное богатство, которое, наконец, и пришло ко мне, и есть сейчас в каждом армянине. Сокровище!

Страна, земля, по сути, прах миллионов, миллионов Армян, нашей крови. Так, если кто-то угрожает твоему народу или тело твое дрожит от острого чувства, что теряешь землю – прах твоих предков – нужно, нужно быть злым и бескомпромиссным. Такова моя суть, чего и вам желаю.

И хочется напомнить!

Я горд, что рожден Армянином,
Но стыдно мне, что я человек,
Такой, как вы!
Прекрасные слова Ованнеса Шираза.

А разве колокол звонит не по нам? По нам тоже. И о том, что человек был создан Богом изначально разумным существом, что означает – с умением жить среди себе подобных, не убивая, не уничтожая, но с огромной радостью и счастьем.

Рождение разумного человека, понимающего, что нет других интересов у человечества, чем сохранение самой жизни на земле.
Вот, что мы заложили в основу нашего музея, посвященного 100-летней годовщине Геноцида армян.

И еще…

Для каждого армянина интересы нации должны быть важнее своих.
Эти две основополагающие идеи должны были постоянно пропагандироваться. Путем подбора статей, видео материалов, аудио материалов, кино, книг, газет, журналов и многого другого. Благо наш народ богат всем. И творит, творит и творит. И все это в интерактивном виде, наши экспонаты нельзя было пощупать, они все были на электронных носителях.

Задумка была собраться в формате конференций, дискуссий, показов, лекций, а также собрать детей и делать программу для них. Представьте, как в Диаспоре. На чужбине это было бы полезно. Думаете, что идеи и впоследствии желания выполнить работу приходят в результате планирования холодного ума?

Ошибаетесь. Все от переживаний и страданий души. От того, что кто-то из нас не может иначе.

Сейчас уже начинаю понимать, что на самом деле Езрасу Владыке не дано было этого понять, да и его ближайшему окружению тоже. И как ты поймешь, если нет правильных чувств и острых переживаний? Есть холодная логика и яркие способности видеть очевидное – кто ты есть без материальных благ, над тобой смеются и каждый говорит или показывает, что ты никчемный, недостойный человек, потому что ты бедный и не можешь создавать материальные блага для себя и для своей семьи.

И страх берет. Нужно скорее брать, копить, все больше и больше, все богаче и богаче. Ведь тогда тебя будут уважать, хотят они или не хотят.

Пусть не обижается мой друг Езрас Владыка, каждый рождается от Бога и данной от природы внутренней сутью. Мы ничего не можем поделать. Не нужно только думать, что весь мир такой, а значит и я тоже Владыка.

Ты, наконец, захотел сказать слово голосом Киракоса. Хороший он человек, но без своей воли! И тем самым ты, наконец, прервал молчание, хотя столько знаменательных событий прошло. Не только, конечно, закрытие нашего музея, но и столько трагичных, драматичных дней в последнее время, очень важных для нашего народа. Можно сказать, судьбоносных. Но, к сожалению, не об этом Вы сказали. Хотя молчать никто не имел права. А уж Вы, как глава Епархии, подавно.

Можно, конечно, и черное называть белым, но поверь, черное всегда останется черным. Ты пытаешься объяснить мое поведение со своей точки зрения, как бы ты поступил, но поверь, я – это не ты!

И однажды, девять лет назад, решив, что, если ни я, то почему ни я, я пригласил тебя к себе и предложил заново начать строительство, и не без Ваших стараний уже пять лет успешно замороженного строительства Храмового комплекса на Трифоновской. И после, когда оставалось всего 4-5 месяцев до апреля 2015 года, до 100-летней годовщины Геноцида армян, сломя голову смог придумать и идею, и достойное воплощение нашего музея.

«Армянский музей Москвы и культуры наций» – интерактивный музей, наподобие которого уже сделала еврейская диаспора, потратив на это более пяти лет и кучу денег. Поверь, только из-за огромного чувства-желания помочь, поднять армянский престиж в Москве и России, помочь Диаспоре сказать, показать и рассказать о себе во весь рост, во весь голос, помочь детям, которые по причине другого нерадивого правителя оказались на чужбине. Ведь нужно выживать.

Не нужно падать так низко, чтобы убеждать в таких глупых вещах, как, например, платой за мое меценатство должен был стать мой новый офис на территории подвалов Храмового комплекса без окон и дневного света, с персоналом из музейных сотрудников.

Вам трудно поверить, что я так люблю свой народ, что могу не жалеть ни денег, ни моего времени.

А все мы о духовности, дорогой мой, этого так мало и в священниках, и правителях. Поистине беда приходит не одна.

Верую я, верую я, но не в церковь свою, а в Бога, Иисуса Христа!

И не надо обижаться, ведь я хочу, наконец, открыть и Ваши глаза. Может это не Ваше призвание, человек, в конце концов, ищет всю свою жизнь, и находит, и это правильный путь.

Церковь –

Как можно не любить Армянскую Апостольскую церковь? Ведь она накопила мудрость 18-ти веков, вложила столько традиций в армянский народ, она сидит у нас в крови, это равносильно тому, как не любить свою кровь. В тяжелые времена она сохранила письменность, язык, накопила и сберегла всю культуру, которую в течение веков создавал наш народ – так уж получилось.

Но, к сожалению, не всегда в Церкви были достойные ее величию предводители и священники, и почти всегда они прикрывались именем Церкви, в одночасье забывая, что Церковь – божий дом, а не их, и потому, и Церковь, и все, что в ней, и связано с ней, — Божье, и ни один священник не должен, не имеет права присваивать ее.

Не нужно прикрываться Церковью, ведь Церковь – это не вы. Опомнитесь, вы все лишь ее служители, Церкви и Бога, и потому не нужно называть меня Хулителем Церкви.

Церковь – это не Вы, и я Церковь свою не посмею хулить.

Я за свою жизнь уже две Церкви построил, и одна из них в моей родной стране. Вы очень быстро забыли все, и потому я пытаюсь защитить ее. Можете ли Вы объяснить, как из устава Армянской Апостольской церкви исчезли права Совета представителей и Приходского совета (как решающий фактор решения вопросов, касающихся управления имуществом Церкви)? Неужели не понятно, что Церковь – это национальное богатство, созданное веками усилиями армянского народа, да и сейчас все было сделано на средства и руками людей. А сейчас всем безраздельно владеет и распоряжается Католикос, что в ситуации отсутствия прав Приходского совета означает, что, по сути, всем владеет Ваша семья.

Вот главная причина, почему я ушел. Я от души, всем сердцем хотел построить место, которое объединило бы Армянскую Церковь для верующих, а также Диаспору для других армян со своими общественными, культурными, социальными и политическими интересами. Все собрались бы в одном месте. Ведь какая была возможность с помощью этого центра объединиться. И эта цель буквально закрыла мне глаза, я ничего не видел, кроме скорейшего завершения строительства Храмового комплекса для людей. Но как я был обескуражен и ошарашен, когда понял на примере Армянского музея, что Диаспора осталась без места. Мы священники, только мы можем распоряжаться всем этим.

Несмотря на это, я не стал отступать от своих принципов. Священники приходят и уходят, а Церковь вечна. И я довел дело до конца. Кто знает, тот сможет понять, это огромная работа – сдавать государственной комиссии объект в эксплуатацию, с оформлением кадастрового технического паспорта для нового объекта и получения свидетельства о собственности. Кстати, удалось всеми правдами и неправдами оформить на один этаж больше. Нужно было во что бы то ни стало сдать объект в эксплуатацию, потому осветили Храм и открыли для прихожан не имея на это права. Дело затянулось из-за нерадивых, но близких Владыке подрядчиков. Но приходилось все терпеть.

Дорогой мой Киракос, от непонимания или незнания или злого характера Вы всем рассказываете, что я передал копию свидетельства на право собственности, а не оригинал, потому что, я плохой человек. Так вот, важно добиться регистрации недвижимости в государственном реестре, именно он дает право на собственность. А свидетельство – это бумажка, которую, кстати, в этом году отменили, да и тогда такие бумажки Вы могли получить по запросу с десяток. Вот так, дорогой мой Киракос.

Все мое церковное, и потому здесь Вам делать нечего. Кто же еще, дорогой мой Езрас Владыка, может иметь дело? Вы и Ваш брат. В этом Вы правы. Сейчас я понимаю, что сыграло свою роль. Это чувство хозяина, который не может терпеть, когда кто-то посягает на его владения. Амбиции и зависть, что это сделали не Вы. И потому в один прекрасный день Вы с помощью отморозков-бандитов (и с ними успели наладить контакты) закрыли музей. И в это трудно поверить, что Вы посмели закрыть музей, который был открыт с таким трудом к 100-летию Геноцида армян. Наверное, в этот момент покойные души жертв резни закричали все одновременно: эй-эй. И никаких других слов. В таких случаях трудно найти слова.

Но вспомнились Ваши слова, что решение Вы приняли после долгих молитв.

И все же, разве мы возражали, чтобы Вы контролировали и утверждали планы работ музея, чтобы не было недостойных и порочных действий. И все же нужно понять, что наши экспозиции были на сложных интерактивных программах и требовали обслуживания со стороны первоклассных IT специалистов. Нельзя было просто так оставить и уйти. Однако, не разрушить концепцию и оставить название музея, и даже этого Вы не пообещали…

Закрытые двери музея, выброшенная вывеска…

А ля пошел отсюда. Теперь ты не нужен – строительство комплекса было закончено. И теперь можно ни с кем не считаться. Какой урок этим Вы хотели дать другим благотворителям?

А как было обидно, что Диаспора и мы лишились прекрасной возможности. Все остальное мелочи, и даже не хочу останавливаться на них.

И как говориться, не прошло и года: недавно Владыка вызвал ОМОН на нашу молодежь, которая за неимением своего места ошибочно, как и я, считала, что может прийти сюда и высказать свое мнение по поводу последних событий, но нет, дорогие мои, это место не для Диаспоры.

И, наконец, война со своим народом, что творилось в последние дни… не было ни одного человека – армянина, который мог бы спокойно жить в эти дни. Если скажу – не верьте. А что же Вы, Владыка?

Вы же со своим братом Католикосом забыли, что являетесь духовными вождями, носителями бесценных учений Христа. Что же Вы не нашли ни одного слова, ни одной строки из Священного писания к этому случаю, чтобы успокоить народ или хотя бы показать, что Вы рядом стоите тесно со своим народом в любом случае, чтобы не случилось. Или Вам опять по нраву, когда народ страдает, лишь бы Вас не трогали. Не из-за этого ли Вы вызвали ОМОН? Похоже, у Вас не осталось других слов, кроме ОМОНа.

Наша церковь всегда приходила на помощь в критические для народа времена, а что же сейчас? Людские ресурсы в стране исчерпываются, страна нищает, де факто находится под угрозой потери независимости. В таких обстоятельствах Ваше молчание равно преступлению, как продолжение правления президента Армении. Или Вы забыли, что Вы волею или неволею оказались во главе церкви, которая не имеет права молчать?

И все же позвольте мне, грешному, подумать, что Вы из этой же команды и умом и сердцем. А иначе у меня нет объяснений.

Заметьте, это делаю не я, а Вы.

Вы же меня называли Крестным отцом Епархии, а как известно, Крестный отец – он и есть Крестный, он не бывает бывшим. И поэтому, властью и авторитетом, данными Крестному, считаю, что имею право быть таким откровенным.

И так, пора заканчивать. Как говориться, кто старое помянет… На сухом остатке – что-то не хорошо в душе. Явно все не так, и в стране, и в Церкви.

P.S. Кстати, кто не знает, теперь Армянская Церковь в Москве стала православной, с легкой руки Владыки. Интересно, Эчмиадзинская тоже православная?

Бюст Николая II теперь стоит там, где были наши экспозиции. Для тебя, мой дорогой Киракос, я уже говорил, я не против, если твой или даже бюст Езраса Владыки будет стоять там. Но только, если бы он не отрекся от престола, а до этого бы не вывел войска из Турции, тем самым предав своих союзников-армян, оставив их на трагическое уничтожение турками, не было бы уничтожено не только 1,5 миллиона армян, но и после не было бы жестоких трагических событий с русским народом, что унесло миллионы жизней в самой России, утопив ее в крови и хаосе. Поэтому я и говорил, что у русского народа неоднозначные отношения к Николаю II, а у армянского, подавно. Вот так, дорогой мой отец Киракос.

И скажите Езрасу Владыке, что не нужно за меня молиться. Боюсь, что молитвы эти навредят мне.

Пишу это, друзья мои, так откровенно, только с единственной целью. Пока мы с вами не поймем, что наши поступки, которые мы совершаем в течение нашей жизни, являются нашим лицом, и прежде, чем мы их совершим, мы должны, обязаны подумать о последствиях, и лишь тогда должны решить, делать или нет!

И если мы, люди, всем миром не будем молчать, а дадим должное этим поступкам, люди станут намного порядочнее!

Это сказано для всех, но, в первую очередь, для первых лиц – президента нашей страны, а также главы Церкви и Епархии.

Рубен Григорян

А вот статья Тер Киракоса:

Входная плата за вклад мецената (как благодетель армянской церкви стал ее хулителем)
За свою пока короткую по историческим меркам – чуть больше года – жизнь этот музей успел сменить название, внутренние площадки, композицию, директора, сайт, «раздвоился» на реальный и виртуальный с в корне различной сутью. Разве не больно: едва родившись, начинать возрождение.

Как принято считать, у армянского народа не бывало легкого пути. Судьба Армянского музея в Москве – еще один подтверждающий этот исторический тезис штрих. Вернее сказать, царапина.

Хачкаворы не ждут дивидендов

«Людям не очень понятно, что произошло с музеем. Пусть народ узнает». Бывшему викарию (первый помощник, заместитель главы епархии – Ред.) Московской Армянской Апостольской Церкви, ныне служащему в Армении иеромонаху отцу Киракосу Давтяну, не слишком приятно ворошить страницы конфликтной повести, но, кажется, и молчать негоже.

Глава Российской и Ново-Нахичеванской епархии Армянской Апостольской Церкви архиепископ Езрас уважает и ценит людей, неравнодушных к жизни диаспоры, радеющих за укрепление национальных и духовных связей в общине, объясняет отец Киракос. Поэтому, когда московский храмовый комплекс при Российской и Ново-Нахичеванской епархии Армянской Апостольской Церкви, что на пересечении Олимпийского проспекта и Трифоновской улицы, был отстроен, владыка Езрас был рад появлению единомышленников из активных прихожан. Задумано создать уникальный объект, который стал бы для людей стержнем для духовного единения и культурных контактов, просвещения, сплетения армянских национальных корней, сохранения языка и генетической памяти. И рядовые миряне, и организации, и состоятельные бизнесмены охотно поддержали тогда проект благотворительными взносами, в этом смысле он – детище действительно народное.

Замысел владыки воплотился на двух с лишним тысячах квадратных метров крупнейшего, по оценке экспертов, за пределами Армении музея, размещенного прямо под зданием кафедрального собора. Открытие приурочено ко Дню памяти жертв Геноцида армян в Османской империи, 100-летие которого отмечалось 24 апреля 2015г. Фото с церемонии открытия музея: парадную красную ленту разрезают владыка Езрас и Рубен Григорян – по словам отца Киракоса, благодетель на строительстве, один из серьезных спонсоров, ранее ускоривший и возведение храма на Олимпийском проспекте. В интернет-публикациях оппоненты Рубена Григоряна называют его «двуликим Янусом» и «богоугодным рейдером», это можно понять, бизнес – вещь жесткая. Но чаще читаешь о «прорабе духа», «тихом меценате», который добился «большого успеха в бизнесе», но при этом «весьма скромен в своих публичных проявлениях». Он «не делает громких заявлений, не вмешивается в политику, не выпячивает, в отличие от многих других благотворителей, свои добрые дела»… В 2013г. невзначай мелькнул в рейтинге Forbes, где перечислялись владельцы наиболее крупных объектов в Москве «на расстоянии одного километра от Кремля».

Для музея девять залов, новейшие технологии, интерактивные экспозиции, документальные свидетельства времени и артефакты – первый шаг, но такой смелый и широкий. Репортажи с открытия масштабной площадки, созданной в неимоверно короткие сроки – за полгода. Рассказы о 3D-кинотеатре с фильмами об истории Армении, мониторах с «живыми картинами» на темы быта армян разных эпох, о панели управления интерактивным «глобусом» с мировыми центрами армянских диаспор, археологических находках, редчайших документах из семейных и официальных архивов и, главное, о зале с мемориальным свечами, где на стенах – таблички с восстановленными именами жертв геноцида и тех, кто уцелел и завещал помнить.

Конечно, музей – не хранилище даже самых раритетных и дорогостоящих «кнопочных» экспонатов, в широком смысле это хранилище эпох нации, памяти, растерять которую немыслимо и преступно. Именно в таком ключе все интервью об Армянском музее Москвы и культуры наций (название с апреля по октябрь 2015г. – Ред.) и до, и после его открытия Рубен Григорян дает в прессе как «основной идейный вдохновитель, основатель и директор». В январском (2009г.) выпуске газеты Российской и Ново-Нахичеванской епархии ААЦ «Армянская церковь» Рубен Григорян уверяет читателя: музейный проект «…не предусматривает получения финансовых дивидендов», потому что «отдача от наших вложений будет измерена не деньгами, а новыми духовными приобретениями… ». Здесь люди «будут встречаться, знакомиться, создавать новые семьи, приобщаться к непреходящим духовным и культурным ценностям армянского народа. Здесь будут выставочные залы, библиотека, типография».

И в мае 2015г. на новооткрывшейся площадке стартуют долгожданные выставки, встречи, концерты и экскурсии для прихожан и жителей города. Их организует бизнесмен и меценат Рубен Григорян. В знак признания заслуг, в том числе в строительстве музея и финансировании экспозиции, владыка выбирает его хачкавором (символический статус крестного отца, состоятельного благодетеля церкви – Ред. ). Обрадованные гости целыми семьями хлынули в музей… Кажется, 60 тысяч посещений за первые три месяца жизни музея.

В кружевах разговоров

Вопреки интернет-утверждениям, что «имя этого человека в прессе появляется крайне редко» и «обнаружить» интервью с ним – задача непростая, поисковик «Яндекс» и «You Tube» активно откликаются на запрос. Похоже, журналисты Рубена Григоряна жалуют, а он в ответ их. Вот очерк из журнала «Меценат и Мир» № 57-60 (2014г.) с заголовком «Восхищение. (О Рубене Григоряне)»:

«…Отвечая на вопросы, Рубен Цолакович был немногословен, но его каждая фраза имела такой глубокий смысл, что создавалось впечатление: он произнес целую тираду, изложил целый философский трактат…. легкая улыбка время от времени появлялась на его губах, а в умных, добрых глазах играла озорная смешинка. При этом он отвечал крайне серьезно и безапелляционно. Он плел тончайшее кружево разговора, в котором каждая петелька была на месте…» Восхищенный автор уверен: наверняка герой очерка «и в развитии своего бизнеса плетет безукоризненно совершенные кружева, переходя от одного строительного объекта к другому…»

От объекта к объекту почетный строитель России, президент инвестиционно-строительного холдинга «Руцог» («РУбен ЦОлакович Григорян») за более чем тридцать лет жизни в Москве переходил действительно не раз. По данным СМИ, в портфеле «Руцога» – гостиница «Никольская», бизнес-центры «Никольская плаза», «Олимпик плаза I» и «Олимпик плаза II», элитные ЖК «Еропкинская, 16», «Несвижский», «Шведский»… При строительстве в центре столицы и реконструкции архитектурного наследия «Руцог» следует неукоснительному принципу главы холдинга: «Историю надо и необходимо сохранять». Правда, скажем, при согласовании с Правительством Москвы проекта элитного ЖК «Еропкинский» структуре удалось добиться от властей разрешения на снос усадьбы Татищева — Лопухина 1802г. Но неважно, как сделать, важнее заявить, чтоб звучало правильно и красиво. «К сожалению, многие люди готовы для своей одноминутной выгоды разрушать, уничтожать памятники истории, превращая их в «выгодный коммерческий продукт…» («Рубен Цолакович Григорян: Человек не может существовать без своей истории», ЖЖ, 2013г.)

В 2013г. «список» «Руцога» пополнил храмовый комплекс при Армянской Апостольской Церкви на Олимпийском и музей под зданием собора. Само собой, здесь действующий слоган был уже скорректирован (он до сих пор набран заглавными буквами на сайте Армянского музея Москвы и культуры наций): «Для каждого армянина интересы нации должны быть важнее, чем свои личные». В интересах нации Рубен Григорян начал управлять армянским музеем.

«Рубен Цолакович знал об особо доверительном к нему отношении со стороны владыки и, наверное, постепенно решил, что ему можно все, – говорит отец Киракос. – Он начал проводить в музее мероприятия без согласования с главой епархии, даже без привлечения викария, как было оговорено заранее …Думается, для музея, находящегося на территории церкви, это неправильно, некрасиво». По просьбе владыки отец Киракос обращался к директору музея с увещеваниями, но в ответ «услышал все слова, которые тот знает». Куда девались «безукоризненно совершенные кружева» беседы, уступив нецензурной лексике?

«Молитва и благословение на музейных мероприятиях Рубену Цолаковичу оказались не нужны, его команда (из «Руцога») сказала: мы это здание строили, мы здесь и хозяева!» Заметно расстроенный отец Киракос добавляет: «Духовность не то чтобы отодвинулась на второй план, а вообще из музея ушла»…

Богу богово, а «Руцогу» – руцогово

Вспоминает управляющий музеем «Тапан» (Ковчег) Ашот Аветисян, в 2015г. назначенный епископом Езрасом ответственным за музей общественным представителем епархии. Практически вслед за открытием музея, примерно в марте, выяснилось, что тихий меценат и надежда нации не может общаться с подчиненными иначе как «ужасной руганью» (с использованием ненормативных конструкций). Рубен Григорян взялся за воплощение идеи владыки по созданию музея, понемногу и идея, и помещение, и выставочный фонд стали принадлежать самому меценату, он «начал ставить условия, что решения по мероприятиям, экспонатам, принимает только он».

Вскоре попасть в интерактивные залы уже можно лишь с билетом за 250, а по утверждению некоторых прихожан, и за 300 рублей (забыта гневная критика «выгодного коммерческого продукта» и тезис «отдача вложений измеряется не деньгами»?). Все вместе в августе привело к серьезной беседе владыки с хачкавором, после чего «нам стало известно о согласовании передачи помещений музея и его фондов в юрисдикцию епархии». Пост Рубена Григоряна в интернете: «…подписал бумаги о передаче собственности епархии и тут же пожалел об этом».

Зато у экс-хачкавора Рубена Григоряна до сих пор на руках свидетельство о регистрации права собственности на объект недвижимости (храмовый комплекс), выданный Росреестром. В апреле 2015г. на торжественном приеме у главы епархии по случаю празднования Пасхи, куда приглашаются видные члены армянской диаспоры Москвы – более трех сотен именитых гостей, от миллиардера Карапетяна до сатирика Петросяна – Рубен Григорян вручил владыке Езрасу в рамочке этот самый главный документ. В нем собственником объекта значилась Армянская церковь. Это было уже не безвозмездным даром хачкавора, а обязанностью «Руцога» как застройщика, юристы которого ведут и оформление бумаг. Однако вскоре после демонтажа музея выяснилось, что свидетельство в рамочке – копия. Оригинал Рубен Григорян держит у себя, лишая церковь необходимого для различных официальных целей документа. Из вредности не отдает или по привычке «для сохранения памяти» оставил? В присутствии 350 своих соплеменников почетный строитель ухитрился спроектировать фундамент для шантажа (тогда я вам свидетельство не отдам!). Выглядит это меценатство как туфли из крокодиловой кожи под спортивными штанами…

$1 500 000 в помойку?

Сентябрь 2015г. Ашот Аветисян и сегодня помнит в деталях. «Викарий отец Киракос в тот момент получил назначение в Армению и уехал, мне надлежало выполнять поручение владыки, и я готовил план работы музея в «переходный период», начал утверждение дизайна экспозиций, кадрового состава. Тогда предполагалось, что в новый штат музея могли влиться и желающие из команды «Руцога», – рассказывает управляющий. – Разумеется, при этом я действовал как простой мирянин, а не чиновник, и не мог превышать полномочий».

Однако, по словам Ашота Аветисяна, меценат, вопреки обещанию, данному владыке, начал сам распоряжаться предстоящей реконструкцией музея, формированием коллектива. Трения на почве этого вмешательства, «трудности перевода», резкая реакция на обычную шутку – обстановка накаляется. «Прихожу утром в музей – вход для меня закрыт. Охрана: Рубен Цолакович велел не пускать. Но я назначен владыкой, обязан работать!. . Ни в какую. В этот время владыка проходил по двору храмового комплекса…» Главе епархии пришлось принимать окончательное не слишком приятное решение…

Новость, вызвавшая в диаспоре недоумение. «Созданный на территории храмового комплекса Армянского Кафедрального Собора Москвы интерактивный музей ликвидируется — полным ходом идет демонтаж оборудования стоимостью более чем 1.000.000 долларов США (спонсор Рубен Григорян)», сообщает сайт московской армянской газеты «Юсисапайл» (Северное Сияние) 11 октября.

О демонтаже. Накануне готовящейся конференции по вопросам последствий геноцида армян сотрудников музея встретили опечатанные двери демонстрационных залов. Собственник решил забрать имущество. Выдирались мониторы, «глобус», 3D-экран, «живые» стены, короба вентиляции, электрощит, подсветки, кабель, розетки-выключатели и сами двери. К «имуществу» «Руцог» пытался причислить переданные музею прихожанами редкие книги, национальные армянские костюмы и подаренные лично владыке экспонаты… Тогда же исчезла прозрачная «а ля Лувр» пирамида и буквы прежнего названия над входом в музей. Тут бы уместно спросить о дрязгах с бизнес-рекламой музея, которого нет, о ценности армянской истории и религии для благодетеля церкви, об интересах прихожан, которые еще недавно, кажется, были «важнее личных», но ведь есть вариант, что пошлют..

Авральный ремонт после «демонтажа» удалось завершить за два дня, конференция по геноциду не сорвалась, но в разгромленных залах экспозиций пока нет. Глава епархии благословил возрождение музея с новым названием «Тапан» (Ковчег). 27 марта 2016г., в день Воскресения Христова, в галереях «Тапана» побывали более 10 тысяч человек. Бесплатно.

Конец повести? Отнюдь

Есть сайт несуществующего и потому виртуального «Армянского музея Москвы и культуры наций», недействующие и потому бесполезные (а жаль, конечно, – Ред.) уникальные интерактивные экспонаты.

Есть видеоинтервью директора «Армянского музея Москвы и культуры наций». Единственный вопрос – почему же был закрыт музей? – журналисту приходится повторить как минимум раз пять. 18 минут наполненных глубоким смыслом рассуждений о тысячелетнем пути нации и сохранении памяти, повторяющих уже знакомое содержание публикаций сайта, про уголовную ответственность за отрицание геноцида армян во Франции, про «полтора миллиона долларов коту под хвост» и обиде, когда пропадают деньги, «потраченные не на себя, а на благо народа, все-таки музей нравился людям», а его «взяли и закрыли… отрезали.., назвав сменой экспозиции», и это все «чисто армянский вариант».

Есть популярные соцсети и видеохостинги, где вчерашний хачкавор, радетель о просвещении, об укреплении корней московской диаспоры и блага армянской нации в мировом контексте размещает ролики и плетет кружево интерпретаций. Их суть: дорогие мои армяне, вы бездуховны, антипатриотичны, ваши правительство и священники – сплошь «люди в черном», как же ты, о народ, вообще надеешься увидеть божественный свет?..

Под опусами почетного терминатора стоит «0 комментариев». Но ответ спонсору церкви и покровителю истории, решившему сделать из музея при епархии очередной собственный офис «Руцога», нужен.

«Благодетели тоже ошибаются. Но церковь строится не для одного человека». Иеромонах Киракос Давтян

«Человек делает добро, чтобы получить власть? Не это ли путь самоуничтожения, об опасности которого так любит предупреждать Рубен Цолакович?». Управляющий музеем «Тапан» Ашот Аветитсян

А владыка Езрас сказал о том, к кому прежде питал немалое доверие и дружбу, что «молится за его душу, чтобы он одумался».
P.S. О бронзовом бюсте Николая II
По мнению знатока родной истории, мецената во благо нации («Интервью Рубена Григоряна», 5 января 2016г.,You Tube) бюст странным образом присутствует в возрожденном музее «Тапан», хотя «армянский народ не имеет к русскому царю никакого отношения».

Рубен Цолакович, этот экспонат – знак национальной благодарности. В трагическом 1915г. по приказу императора 4-й Кавказский армейский корпус русской армии пришел на помощь восставшим ванским армянам. Русский монарх открыл границу с Западной Арменией, чтобы ее народ мог уйти на Кавказ. Так спаслись более трехсот тысяч армян.

 

Реклама

комментариев 6

  1. ВСЁ «ЭТО», НАЧАЛОСЬ С ОБМАНА… ИМЕННО с ТОГО ДНЯ, КАК СОЗДАЛИ ФИКТИВНУЮ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ — САР.

    Я ведь всех вас предупреждал, в своих обращениях к диаспоре.
    Предлагаю не связываться в дела бизнесменов а начать строить Музей на новом — чистом месте.

    БИЗНЕСМЕНЫ ПОМЕРЯТСЯ А МЫ С ВАМИ ОСТАНЕМСЯ ….

    С уважением
    Руководитель АНО «Мемориал-24 апреля» Карло Цолакович Тумасян.

    • Не помЕрятся, а помИрятся — такие громкие и «умные» речи толкаешь, все и вся критикуешь, такие высокие и важные должности имеешь, а пару слов правильно написать не в состоянии — ամոթ եւ խայտառակություն!

      • СЛОВО — М(h)ЭР и слово — МИР, МАИР
        самое древнейшее слово в современной цивилизации и имеет один и тот же смысл — РОДИНА — МАТЬ.
        Ваши «братья Бархударовы» авторы учебника (синтаксис и морфология по русскому языку) этого могли не знать.
        Как же, вы в школе были «отличником»… Ведь надо похвастаться своими знаниями перед армянами.

        Прежде чем делать мне замечание — спросите разрешение у своей супруги, она вас всегда об этом предупреждает… но вы, упорно её не слушаетесь.

      • Этот Карло ни фейсом не лучше Ари Абрамяна, ни знанием русского языка.Что он потерял, что ищет, чего он хочет? Везде на заборах пишет название своей «фирмы». Мания! Хоть бы дерево для Армении посадил!

  2. Езрас своей злобой и злопамятством уже не одного прихожанина превратил во врага Армянской церкви — Бог все видит и расплата наступит. Впрочем, он и в Бога то не верит.

  3. Что за витийствования ,уважаемый Р.Ц.Григорян, к чему Вы поминаете Христа ? В наше время количество фарисеев и торгашей-менял среди церковников в процентном отношении намного больше, чем среди мирян. О каких таких высоких материях Вы пытаетесь с ними говорить, если их понятийный аппарат заточен совсем на другое ? Мне сам по себе этот конкретный случай безразличен, , очередная глупая армянская склока. Намного важнее и хуже приведённые здесь факты , в очередной раз подтверждающие присущий нашим армянам садомазохизм : садизм по отношению к представителям собственной нации и проявления мазохизма в форме унижения, послушания перед другой .Обе стороны, говоря о Николае !!. , забывают, что задолго до 1915 года именно при нём были предприняты репрессии против армян в виде гонений на армянскую церковь , закрытия армянских школ. Кроме того, наши церковники-недоумки забывают , или скорее не знают, что это царь, оставшийся в истории как Николай Кровавый ( 9 января 1905 года, Ленский расстрел 2012 года ) ; что это царь,, который , как это видно их его писем дражайшей, фактически манкировал возложенными на него свыше обязанностями помазанника божьего, тяготившийся ими. Результат всем известен. Что же касается того, что армянская церковь в Москве стала православной,то я с таким фактом столкнулся ещё в 2003 году в Краснодарском крае.Причём узнал об этом из текста благодарственного письма, полученного от церкви за то, что по просьбе проживающих там моих родственников перечислил необходимые средства для отопления церкви в зимний период. На мои недоумённые вопросы ни мои родственники, ни Ter Hair не дали вразумительного ответа. Представляете , до какой степени сладострастного унижения, покорности опустились эти церковники ? Во время больших православных праздников патриарх перечисляет всех других глав церквей, братьев по православной вере, в том числе католикоса Грузии, Армянского в перечне нет и быть не может, что должно быть понятно для тех, кто хоть немного в теме. А наши церковники в своём доходящем до крайностей подобострастии и унижении даже не понимают, насколько смешно они выглядят в глазах других. Всё бы ничего, да только тем самым они унижают и оскорбляют наш народ, именуясь армянской церковью.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: