Как избавиться от неожиданных событий?

Что является реальностью в социальном плане? То, чего еще не видно, то чего еще нет. То, что мы видим как реальность – это результаты прошлой, еще вчерашней работы. Сегодня мы работаем над вопросами, чье решение или не-решение появится завтра как реальность. Например, сегодня работают все банки, потому что еще вчера или неделю назад не ставилась задача их закрытия для некоторых  категорий лиц. Но предположим,  сегодня эта задача поставлена, группа лиц начала работу над этим заданием. Кто знает об этой реальности сегодня? Никто!

Но все или многие будут неприятно обескуражены  неожиданным известием о закрытии банков. Это прозвучит как  оглушившее многих событие подрыва  башен Центра торговли в 2001 г. в Нью-Йорке. Но и оно готовилось не один месяц и, следовательно, было той реальностью, которая была невидима. Значит, люди, которые хотят знать состояние реальности, должны уметь видеть то, чего  еще нет. Но как это увидеть?

Сначала  обратимся к себе. Каждый из нас что-то делает для завтра. Значит, только он знает, каким для него  будет (или может быть) завтра. Но это его «завтра» может быть неожиданностью для других, может быть для многих. Оно может быть приятной или неприятной неожиданностью, смотря, над чем работал этот другой. Он мог готовить террористический акт, мог готовить войну или неожиданное нападение, а мог готовить подарки детям, которые он раздал сегодня. Мы были приятно удивлены сегодня?

Удивление означает, что мы приписывали крайне малую вероятность этому, неожиданно разразившемуся сегодня событию. Оно для нас было из категории редких событий.  Что повлияло на нас, когда мы зачислили это событие в категорию редких? Видимо то, что давно не раздавали детям подарки, практически не встречались с бесплатной помощью от других, хорошо заучили уничижительную поговорку: что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке»  и т.д. Точно так же, неожиданное нападение по своему определению относится к классу редких событий. Оно неожиданно, потому что его не ждали. Кто не ждал?

Его не ждали десятки политологов, комментаторов, депутатов, гипнотически внушавших нам, что «наша армия непобедима», а потому «враг не осмелится». А «враг не осмелится», потому что он «не уверен в победе». Не хочу повторять еще много глупых слов, звучавших в эфире по данному поводу, но предлагаю разобраться: Несут ли ответственность за пролившуюся кровь данные лица, когда в унисон и, перебивая друг друга, – а не перебивать друг друга, это совсем другой стиль, к коему они не причастны именно по своему культурно-интеллектуальному облику  — внушают нам, чтобы мы спали крепко и спокойно?

Значит, либо они вчера еще старательно работали над тем, чтобы  у нас не происходило неожиданных событий такого рода, и они были уверены в эффективности своей работы, поскольку самолично проверяли техническое состояние и боевой дух наших войск, но что-то не сладилось в последний момент, — тогда нам ясна природа этой неожиданности. Все предусмотреть невозможно. Поэтому граждан любой страны подготавливают к бдительности, к правильному поведению во время чрезвычайных событий, обучают навыкам обороны и т.д. В конце концов, защита страны – это всеобщая забота.

Либо они старательно вводили в сомнабулическое состояние граждан своей страны, даже не пытаясь теребить тех, кто реально несут ответственность за эти вопросы. Значит, именно их «вчера» стало сегодня реальностью. Т.е., они сформировали состояние сознания граждан, в котором их представление о войне стало определяться гипотезой о редкости, даже невероятности неожиданного наступления.

В результате наступившего неожиданного события его вероятность резко меняется. Из маловероятного, оно переходит в высоковероятное, а та гипотеза, которая назначала ему малую вероятность оказывается ниспровергнутой или попросту ложной.  Ведущей оказывается гипотеза о высокой вероятности последующих, уже не «неожиданных» наступлений.

Если сегодня в умах начинает доминировать эта мысль, то сегодня же начинается еще никому не видимая работа над «завтра», которое должно будет стать реальностью, невидимой сегодня.

Но если те же «специалисты» организуют эту работу, то боюсь, что неожиданности продолжатся.  Например, специалисты-международники заучили понятие баланса сил и, по их мнению, сила баланса настолько велика, что малейшая разбалансировка мгновенно ликвидируется сама собой. Эти «ученые» либо имели дело с физическими переменными, находящимися в зоне действия закона гравитации, либо это «компетентные экономисты», которые в понятие равновесия втискивали все экономические и не только явления. Но с точки зрения социологии, изначальное преимущество может сопровождать весь процесс. Берут у слабых и бедных, чтобы отдать богатым и сильным. «Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет». Мф. 25:29.

Кстати о социологии. Давно развиты и активно используются такие дисциплины как «социология войны», «социология международных отношений»,  «социология политического действия», «социология глобальных и региональных процессов» и многие другие, более уместные в контексте переживаемых сегодня событий. Почему не слышен их голос? Или здесь тоже монополия на узкий круг специалистов, говорящих то, что велели? Но не слишком ли высокой ценой крови наших солдат оплачивается эта монополия?

Огромная роль крошечной кучки людей в сфере интеллектуальной пострашнее неравного распределения благ. Страшнее, потому что в отличие от разницы в доходах эту пропасть не способна устранить никакая социальная политика. А ментальность нации окостеневает в «псевдонаучных» суевериях.

Давно уже для анализа социально-политических процессов применяются фрактальные модели, которые достаточно точно могут прогнозировать  поведение социальных субъектов. Развиты методы рефлексивного управления, в которых все мышление наших «экспертов» и их представления о противниках, так же, как и о «союзниках», заложены в компьютерные модели и крутятся как опережающие наше реальное поведение результаты вычислений. Нельзя же оправдывать проблемами сельского хозяйства отсутствие интеллектуальной работы в этой области. А то остается только принимать делегацию за делегацией, приезжающих для инспекторских проверок точности работ своих компьютерных моделей и для того, чтобы на местах вносить нужные коррективы в соответствующие параметры.

В свете сказанного, человек, который удивляется неожиданному событию, профан в этой области. Но чем чаще мы обращаемся к профанам, тем меньше усилий нам понадобится, чтобы снова обратиться к ним. Закон экономии сил диктует повторение действий, пропорциональное их использованию в прошлом. Чем больше мы повторяем какое-то действие, тем легче обращение к нему же. Большое делается еще больше, а малое остается малым или уменьшается. Так мы попадаем в силки природных законов, не желая использовать свои мозги. А далее «заразными» становятся только те ментальные категории, на восприятие которых мы настроены или даже запрограммированы.  Не буду уже упоминать о несусветной чуши – рыночной экономике во время военного положения. 

Но вернемся к поставленной задаче: как увидеть реальность?

Надо ее строить, ежедневно и повсеместно.

Ничто привычное не вечно, его может изменить какой-нибудь энергичный новичок, неизвестно откуда взявшийся соперник. Одновременно, никому не угрожает окончательная и неодолимая неудача. Мы постепенно двигаемся к искусственному хаосу, закономерности которого и, соответственно,  тонкие линии зарождающей реальности, смогут увидеть только высокообразованные интеллектуалы.  Чем реже случается событие, тем труднее определить степень его вероятности.  Но прогнозировать его можно, исходя из логики порождения хаоса. Например, несмотря на редкость, можно  прогнозировать  частое отключение светофоров на улицах Еревана, неожиданные преграды на улицах и т.д. То, что другим представляется как непрогнозируемый  беспорядок, полный случайностей и неожиданных событий, то специалисты, подобно хирургам, используют как средства переформатирования общественного организма. Сегодняшняя реальность – это продолжение поставленных вчера и реализуемых по инерции целей и проектов.

Чтобы уйти от «неожиданных событий» нам предстоит резкая интеллектуализация жизни, которая поможет понять закономерности поведения всех социальных субъектов, их неизменный в веках характер поведения и мышления, и провести инверсию всех целей и проектов, вплоть до замены их на противоположные вместе с переобучением кадров или их заменой.

Невероятное настигает, только если позволяют ему управлять собой. Но можно всегда управлять тем, что делаешь сам. Трудно проиграть в игре, правила которой ты устанавливаешь сам.

Григорьян Э.Р., социолог.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: