Социологический взгляд на положение в Турции

Очень интересная статья Станислава Тарасова «Турция, армяне и курды: от младотурок до Эрдогана» (см. в «Юсисапайле» эту статью), побудила дать и социологический взгляд на ситуацию, который возможно прояснит некоторые невидимые, но закономерно сложившиеся черты.
 В указанной статье С.Тарасова приводятся слова турецкого политика, который «сравнил ныне правящую Партию справедливости и развития (ПСР) с политической партией младотурок, которые с 1876 года пытались провести в Османской империи либеральные реформы и создать конституционное государственное устройство. В 1908 году млатодуркам удалось свергнуть султана Абдул-Хамида II и провести половинчатые прозападные реформы».
С точки зрения социологии, этот исторический факт можно прокомментировать следующим образом
В 19 веке европейская хищная олигархия запустила свою коварную технологию отъема национальных богатств у стремящейся к развитию Османской империи. Средствами отъема являются приватизация, демократизация и проведение либерально-рыночных реформ, освобождающих местное население от груза собственности. Делалось это, как и всегда, через криминал и компрадорские группы, «получивших блестящее европейское образование», и космополитично настроенных политиков. Закономерная реакция раздражения на компрадорские группы была немедленно блокирована провоцированием национальной розни и науськиванием  масс на национальных конкурентов.
 Алгоритмы неизменны. А те, кто выступают против грабежа, как и во всех такого рода «революциях», например,  в российской, приговариваются к уничтожению. Но необходимо еще легитимизировать грабеж в глазах раздраженного и сбитого с толку населения. Т.е., придать делу такую окраску, которая  совместилась бы с некоторыми их представлениями и интересами. Здесь есть два варианта, которые могут быть объединены. Или объявить жертв грабежа врагами ислама, или врагами нации, или одновременно и теми и другими.
Особенность Турции, в отличие от России, что вся созидательная работа в Турции велась руками этих жертв — иноверцев и иноплеменных народов, которые и несли все бремя экономических и военных тягот. Объявив их вне закона, Турция немедленно ослабла. И как отмечает автор статьи С. Тарасов: «однако после поражения Турции в Первой мировой войне они (младотурки – Э.Г.) потеряли власть. Османская империя была развалена». Все совершенно закономерно и ожидаемо.  
Как только активизируется национальный вопрос, перед каждой нацией встает задача организации самозащиты, а там уже и пробуждение национального самосознания не за горами. Все другие нации тоже не лыком шиты, и тоже всегда грезят о мировом господстве. Экспансия (культурная, территориальная, психологическая, духовная и др.) – один из фундаментальных социологических законов. Поэтому, правы, как пишет С.Тарасов, «современные турецкие исследователи, которые считают, что западный вектор развития империи в исторической перспективе вел к кризису, прежде всего, османской исламской идентичности, и последствия адаптационных возможностей Османской империи неизбежно завершались формированием на ее европейских территориях новых национальных государств, трансформацией империи в «новую Византию»».
В этом варианте играют главенствующую роль особенности турок как нации. Известно, что у турок как кочевников, ведущих более архаический образ жизни, и занимающихся в основном разбоем и грабежом, не были развиты соответствующие созидательные технологии, а идеология тюркизации превращала всю страну в конкурирующих друг с другом разбойников. И одна из этих шаек – младотурки, оказалась на момент сильнее других, при явной помощи «демократической Европы». Но поправляя С.Тарасова или «современных турецких исследователей», скажем, что при той идентичности, «новая Византия» им не светила. Или должен был бы возобладать исламизм, как в Османской империи, или военная диктатура над побежденными нациями. Универсализация национальных черт до имперской идеологии возможна была только у  созидательных наций, к которым, прежде всего, относились армяне. И Европу больше беспокоил именно этот фактор конкурентной нации, лояльно относящейся к России. Поэтому-то они и побуждали непрерывно дашнаков «объявлять политику тайного и открытого террора против Российской империи». И для  европейской олигархии логично, что только после уничтожения армянства в Турции была провозглашена республика (президентом ее стал Мустафа Кемаль (Ататюрк)) и «за короткое время принудительными мерами была проведена программа решительной модернизации по западному образцу», т.е., все тот же, хищническо-криминальный грабеж.
Турцию спасали армяне. Только после их уничтожения, можно было приватизировать страну. В чем-то это напоминает сегодняшнее положение армян в России.
Но после криминальной приватизации, нужно охранять награбленные богатства. И тут роль армии незаменима. Никак иначе нельзя легитимизировать явную несправедливость, кроме как военной или криминальной силой. За громкими словами, но единственно возможными в той ситуации лозунгами: «этатизм, секуляризация, европеизация» стоял простой рабовладельческий порядок, держащийся, как и все такие порядки на военно-криминальной диктатуре. Но рабовладельческие порядки имеют обыкновение быстро терять свою эффективность. Не помогали даже регулярные, через каждые 10 лет, кровопускания,  вселявшие страх в общество. Поэтому «на политическую сцену активно стал прорываться исламизм, который турецкий ученый Халиль Иналджик обозначает как результат «глубокого разочарования в итогах социального и экономического развития и секулярной прозападной политики».
Так, оказалась возможной политика Эрдогана, которая привела к важным шагам по возрождению экономики Турции, но одновременно посягнула на «святую святых» — оттеснила защитников собственности хищной европейской     олигархии – военных — от рулевых позиций в правительстве. Именно этот шаг не простил Эрдогану Запад, втолкнув его в сирийскую проблему и активизировав курдский вопрос. «Хотя Анкара и легализовала как средство общения курдский язык, допустила участие в парламентских выборах и создание фракции курдской партии». Но вряд ли идентичное им по культуре этнополитическое образование, будет способно на внутреннюю стабилизацию в этом регионе.  
«Нетерпимость может погубить Турцию» — фарисейски предостерегает в заголовке британская газета Financial Times, угрожая Эрдогану расчленением страны за то, что он попытался в очередной раз освободиться от проклятия Турции – ее первобытно-архаического, примитивно-присваивающего, и вследствие этого, агрессивного образа жизни. Но Европу вместе с США такая Турция вполне устраивает. Именно в таком качестве ее можно использовать как дубинку против Армении, да и против России тоже.
Эрнест Григорьян, социолог

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: