Вспоминая «1 декабря»

Прошло более четверти века с того памятного дня, когда Верховный совет Армении и Национальный совет Арцаха приняли 1 декабря 1989 года на совместном заседании в Ереване решение о воссоединении. Этот правовой акт с годами был заслонен другими важнейшими событиями на пути НКАО к НКР, удостоившись неоднозначной оценки современников.

БАГРАТ УЛУБАБЯН В СВОЕЙ «ЛЕТОПИСИ АРЦАХСКОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ» (1997, Ереван) утверждает, что решение это было несвоевременным, вредным, приведшим к январским армянским погромам в январе 1990 года в Баку и тупиковой ситуации. Я не разделяю эту точку зрения. Здесь можно напомнить высказанную Зорием Балаяном мысль о том, что Азербайджан в тот период раздвинул границы своего суверенитета, включая право изменения административно-территориального деления республики, и «1 декабря», кроме всего прочего, несло в себе задачу упреждения возможных нежелательных шагов наших соседей. Прибавлю, что власть в Азербайджане уже постепенно переходила к Народному фронту и, учитывая крайне антиармянский настрой и разнузданную пропаганду, очерняющую все армянское задолго до «1 декабря», уверен, что погромы в Баку давно уже назрели. Вспомним, наконец, что «сумгаит» произошел еще в феврале 1988-го…

Вернемся, однако, к 1 декабря 1989 года и напомним хронику предшествующих событий. После обращения карабахцев (20 февраля 1988) Верховный совет Армянской ССР 15 июня 1988 года, руководствуясь правом наций на самоопределение и статьей 70 Конституции СССР, дал согласие на вхождение НКАО в состав Армении. То есть оба субъекта дали согласие на воссоединение. Исходя из этого областная сессия НКАО 12 июля 1988 года провозгласила выход области из состава Азербайджана. Однако через неделю, 18 июля, сессия ВС СССР сочла невозможным изменение границ Армении и Азербайджана, заявив, что подобное решение противоречит интересам двух народов и наносит вред межнациональным отношениям. Заметим, что безболезненная передача некоторых территорий от одной союзной республики другой в истории СССР была.

Фарисейство Москвы состоит и в том, что все предшествующие годы Центр не обращал внимания на дискриминацию армян в Карабахе и Нахиджеване. В итоге в Нахиджеване практически не осталось армян, а армянское население Карабаха за все годы провозглашенного «пролетарского интернационализма» не выросло, в отличие от азербайджанского в Карабахе и Армении. Так что в межнациональных отношениях изначально был перекос, что в конце концов выплеснулось на новом этапе национально-освободительной борьбы карабахцев. Среди первых лозунгов февраля 1988 года в Ереване был и такой: «Нет братства без справедливости». Этот призыв о братстве не услышали ни Азербайджан, ни Москва.

ОТНОШЕНИЯ ПРОДОЛЖАЛИ ОБОСТРЯТЬСЯ, ЧТО ЯРКО ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛИ кощунственные празднества в Азербайджане и поздравительные телеграммы в наш адрес после катастрофического землетрясения 1988 года. В январе 1989 года Москва предприняла вроде бы позитивный шаг — учредила в НКАО Комитет особого управления. Кстати, не уверен, что это решение в правовом смысле полностью соответствовало Конституции СССР, на которую так любил ссылаться М.Горбачев. КОУ во главе с опытным политиком Аркадием Вольским пытался (или имитировал попытку) изменить ситуацию в области, заложить основы экономических связей с Арменией. Но не надо забывать, что этот определенный положительный эффект начисто перечеркивался беспрецедентными для СССР реалиями — в НКАО не было власти Советов, то есть советской власти. Облсовет, облисполком были парализованы. Всем пытался заправлять КОУ, подмятый Москвой и все более наглеющим Баку. Надо было что-то делать.

16 августа 1989 года в здании Степанакертского театра имени М.Горького состоялся съезд полномочных представителей населения НКАО, который прежде всего призвал трудящихся прекратить забастовку. Затем «временно, до восстановления новой, конституционной формы правления» был образован Национальный совет, избравший из своего состава правление. Азербайджан принял в штыки появление новой властной структуры, но Национальный совет в соответствии с полномочиями, которыми его наделил августовский съезд, обратился 19 октября 1989 года в ВС Армении с ходатайством о подтверждении решения о включении Арцаха в состав Армении.

30 ноября 1989 года во Дворце имени С.Шаумяна в Ереване состоялось совместное заседание депутатов Армении и членов Национального совета Арцаха. За воссоединение проголосовали поздно вечером. После доработки документа на следующий день его представил сессии депутат, историк Грачик Симонян. После оглашения текста бурные аплодисменты присутствовавших и ликование всего армянства ознаменовали вхождение в новый этап освобождения Карабаха.

6 декабря сессия в Баку объявила противоречащим конституциям СССР и Азербайджана решение от 1 декабря. 13 января 1990 года М.Горбачев издал президентский указ о несоответствии «1 декабря» Конституции. Именно в этот день, кстати, начались погромы армян в Баку. Так что сигналами к ним были именно горбачевский указ и вся его антиармянская деятельность с февраля 1988-го.

Что касается «1 декабря», этот день всколыхнул беспрецедентную волну воодушевления прежде всего в Арцахе. Задыхающиеся в тисках блокады и милицейского произвола азербайджанских структур, карабахцы в очередной раз почувствовали твердую позицию Еревана, убедились, что две части армянского народа отныне и навсегда будут вместе, а значит, справятся с любыми испытаниями, что и продемонстрировала прошедшая четверть века.

Грант Абрамян, «Голос Армении»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: