Почему в Армении не могут определиться с установлением памятника Микояну

Уже почти месяц продолжается обсуждение решения ереванских властей поставить в столице Армении памятник Микояну. Само желание увековечить память одного из ближайших соратников Сталина, чья подпись стоит под многими документами о расстрелах и высылке десятков тысяч человек, вызывает сомнения. Критики установки памятника обращают внимание, что Микоян был лично ответствен за чистки и расстрелы, в том числе, и в Армении.

В 1937 году он вместе с Маленковым и Берией приехал в Ереван, чтобы завершить разгром руководства республики. Семеро из девяти членов бюро ЦК Армении были арестованы. Всего в тюрьмы попало более тысячи человек.

«По указанию великого Сталина товарищ Микоян оказал громадную помощь большевикам Армении в разоблачении и выкорчевывании врагов армянского народа, пробравшихся к руководству и стремившихся отдать армянский народ в кабалу помещикам и капиталистам, презренных бандитов Аматуни, Гулояна, Акопова и других, — писала в 1937 году республиканская газета «Коммунист». — Страстно ненавидя всех врагов социализма, тов. Микоян оказал огромную помощь армянскому народу и на основе указаний великого Сталина лично помог рабочим и крестьянам Армении разоблачить и разгромить подлых врагов, троцкистско-бухаринских, дашнакско-националистических шпионов, вредивших рабочей и крестьянской Армении».

Подпись Микояна стоит и на секретной записке Берии о польских офицерах в Катыни, на основании которой более двадцати тысяч человек были расстреляны.

Большую известность получила записка Ежова Сталину, в которой говорится о просьбе Микояна расстрелять дополнительно 700 человек «в целях очистки Армении от антисоветских элементов».

И так далее.

Но есть в Армении и сторонники решения об установки памятника, которые говорят о заслугах Микояна, в частности, о его роли в Карибском кризисе, когда он лично вел переговоры с Кеннеди, чем предотвратил ядерную войну.

В те же самые годы сталинского террора Микоян помогал многим, в том числе, помог и будущему маршалу Ивану Баграмяну, когда над ним сгущались тучи в связи с его службой в армии независимой Республики Армения.

Известно, что Микоян был зачинателем советской рекламы – помните, «Нигде кроме, как в Моссельпроме»), под его патронажем началось производство мороженого в СССР («Он больше думает о мороженом, чем о коммунизме», — ворчал Сталин). И так далее.

Сам я не считаю правильным установку памятника Микояну в Ереване. Но факт спора и обсуждений считаю очень позитивным. И вот в чем дело.
Обсуждения вопроса об установке памятника Микояну выявляют несколько интересных тенденций в нынешней армянской действительности.

Одна из них – отсутствие критериев оценки собственного прошлого. Вот не знаем мы, например, можно ли считать роль Микояна положительной или отрицательной. Вот не можем мы сказать: подпись под расстрельными списками важнее, или переговоры о разрешении Карибского кризиса. И можем ли мы считать, что роль в переговорах с Кеннеди снимает ответственность за десятки тысяч убитых невинных людей?

Мы не умеем оценивать это потому, что в свое время не оценили своего собственного прошлого в составе СССР, не пошли дальше фразы «в советское время было и плохое, но было и много хорошего, положительного». Мало было исследований, мало было публикаций и обсуждения фактов жизни Армении и армян в ХХ веке. Были, конечно, попытки, но они не получили достойного резонанса.

Еще одна тенденция – это героизация и абсолютизация этнического. Да, Микоян армянин. Да, в истории ХХ века он был, видимо, одним из самых крупных политических деятелей-армян, если не самым крупным на мировом уровне. Но достаточно ли этого для того, чтобы ставить ему памятник? У нас нет на это ответа, потому что сам факт того, что он армянин, оценивается многими как нечто абсолютное и самое важное. Это напоминает мне, как во времена моего детства в кинотеатрах весь зал аплодировал армянским фамилиям, появляющимся в титрах. Иногда, не разбираясь, аплодировали и молдаванам Поркуяну, Мунтяну, Садовяну, Унгуряну.

И наконец, мы сейчас живем во время создания и переоценки национального пантеона, пытаемся понять значение и значимость национальных героев, их место в нашей истории и их влияние на историю Армении. Хотя, — буду честен – эти процессы проходят все время, сколько я себя знаю. Наверно, так и должно быть…

Этот процесс проходит сейчас довольно бурно, причем точкой его приложения является Ереван, вернее, центр Еревана, с его зданиями, улицами, скверами, памятниками и монументами.

А ведь на самом деле, процесс должен проходить не на улицах, а на страницах книг, в ходе обсуждений в прессе и социальных сетей… И в этом смысле, споры вокруг установки памятника Микояну могут стать очень полезными для всех нас.

Если, конечно, станут.
Марк Григорян


От редакции: публикуем полное факсимиле документа, приведенного в материале «Юсисапайла»  Без комментариев

Mikoyan

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: