Марина Мелконян: Хлеб или лекарство?

Во времена Советского Союза продолжительность жизни в Армении была одной из самых высоких среди входящих в него республик. Здравоохранение понесло потери на всём постсоветском пространстве, но не везде урон оказался столь очевидным, как в этом, теперь независимом государстве.

НЕПОСИЛЬНАЯ НОША
Заболела моя знакомая, живущая в Ереване. В территориальной поликлинике заподозрили неладное и предложили обратиться в Национальный центр онкологии – практически единственное в современной Армении медицинское учреждение такого профиля.

Там пациентку первым делом направили в кабинет к онкологу, в обязанности которого входит на основании предварительного осмотра и рассказа посетителя составить план дальнейшего обследования. Но прежде предстояло оплатить в кассу центра 155 тысяч драм – такова стоимость этого своеобразного «фильтра» (один американский доллар в Республике Армения эквивалентен примерно 400 единицам местной валюты).

С чеком на уплаченную сумму и выданным онкологом направлением на предварительный осмотр моя знакомая пошла по врачебным кабинетам. Следующий этап – лабораторные и аппаратные исследования. Тут уж перед каждым заходом в лабораторию приходилось «отмечаться» в кассе. И на каждую манипуляцию – будь то цитологический анализ или обследование ультразвуком – своя цена. Самым непосильным для кармана оказался тариф на компьютерную томографию – от 60 до 90 тысяч драм.

Надо сказать, что Минздрав республики ввёл на это дорогостоящее обследование бесплатные квоты. Но, как видно, их немного, во всяком случае, моей знакомой – пенсионерке – квота не досталась. Ей посоветовали обратиться к онкологу по месту жительства, где её направят в учреждение, располагающее соответствующей аппаратурой и квотами. Однако очередь на бесплатное обследование растянулось более чем на два месяца. Даже человеку, далёкому от медицины, понятно: с подозрением на рак для больного срок неприемлемый. Пришлось залезть в долги и оплатить стоимость компьютерной томографии в Национальном центре онкологии.

Не все выдерживают столь непомерное финансовое бремя, немало тех, кто, не завершив обследований, на свой риск перестают посещать это медицинское учреждение.

После завершения назначенных исследований на пациента наконец заводят амбулаторную карту в регистратуре. Но и она бесплатно не достаётся: её официальная стоимость 2 тысячи драм. Самое удивительное, эту же сумму вносят и те, на кого карта открыта задолго до того, как была введена плата буквально за каждый шаг в этом центре.

Но вернёмся к нашей пациентке. Её ожидала операция стоимостью 480 тысяч драм, или иначе 1200 долларов. Но прежде предстояло пройти несколько курсов химиотерапии.

Эти манипуляции тоже трудно обойти молчанием. В небольшой комнате стул к стулу сидят от 12 до 15 человек. Перед каждым штатив с капельницей. Определены сроки, когда курс лечения надо повторить. Но больных в центре много, и мест для проведения химиотерапии не хватает. В результате вместо, скажем, положенного месячного перерыва очередной курс назначают через 1,5-2 месяца. Больным обычно советуют: «Перед приходом на всякий случай перезвоните».

Более того, когда моя знакомая явилась на второй сеанс химиотерапии, её огорошили тем, что препарат, который должны были вводить, закончился. Но добавили: «Поступил новый, более эффективный, но он платный – 500 долларов на курс».

Может ли такую материальную ношу осилить пожилой человек, пенсия которого чуть выше 40 тысяч драм?

ПРИВАТИЗАЦИОННЫЙ БЕСПРЕДЕЛ
Как объяснили в Минздраве Республики Армения, плату за лечение в Национальном центре онкологии и ряде других центров, занимающих такое же монопольное положение в своей области, решили ввести во благо пациентов, поскольку потоком шли жалобы на бесконечные поборы с них. «Пришлось пойти на соплатежи», – так объясняют введение официальной оплаты практически на все виды медицинских услуг.  Куда идут поступающие средства, понять трудно. По крайней мере, в Национальном центре онкологии стены давно не видели косметического ремонта, полы кое-где прогнили, рентгеновские установки, ультразвуковая аппаратура в основном приобретены ещё в годы советской власти.

Вероятно, не стоило бы столь подробно описывать лечение пациентов в Национальном центре онкологии, если бы ситуация в нём не была столь характерной для современного состояния всего здравоохранения Армении. В Ереване, других городах многопрофильные больницы, построенные в годы советской власти, в основном приватизированы, и чтобы содержать их и при этом «себя не обидеть», новые владельцы взвинчивают цены на все медицинские услуги. Дело с приватизацией доведено до абсурда: в частные руки перешло даже Бюро судебно-медицинской экспертизы…

Могут возразить, и в России открываются частные медицинские центры и вводятся платные услуги. Но при этом, надо заметить, существует альтернатива в виде бесплатной медицинской помощи. В Армении, по материалам Всемирного банка реконструкции и развития, частное финансирование здравоохранения в 2010 году составляло свыше 70% всех средств, направляемых в отрасль, а треть населения республики находилась за чертой бедности. В последующие годы положение только ухудшилось. Рабочие места непрерывно сокращаются. Народ продолжает нищать.

ИЗ ОБЛАСТИ ЖЕЛАЕМОГО
Элизабет Даниэлян, возглавляющая в Армении бюро Всемирной организации здравоохранения в бюллетене ВОЗ за август 2012 года описала, в каких материальных тисках находятся люди, страдающие острой почечной недостаточностью и нуждающиеся в гемодиализе. В порядке иллюстрации рассказала о судьбе одной из больных, которая вынуждена была отказаться от этой жизненно важной процедуры потому, что стоимость месячного курса лекарства превышает её пенсию. Даже на хлеб денег не оставалось. По данным Э. Даниэлян, 84% платежей за медицинскую помощь производится из кармана тех, кому она оказывается.

В Минздраве республики не считают положение столь катастрофичным. Ссылаются на существование госзаказов, на действующие субсидии для людей с тяжёлыми формами инвалидности, на гарантированную безвозмездность первичной помощи, медицинского обеспечения родов и детей до семилетнего возраста, на бесплатный отпуск лекарств больным СПИДом, туберкулёзом, раком, другими патологиями…

Увы, многое из перечисленного – из области желаемого. О том, как работает госзаказ в онкологии, читатель, надо думать, уже оценил. Что касается дорогостоящих препаратов, назначаемых пожизненно людям, страдающим неизлечимой болезнью, то за счёт государства этими лекарствами обеспечиваются лишь пациенты до 16-летнего возраста. Фикцией оказались и обязательства по льготной продаже выписанных врачом лекарств одиноким неработающим пенсионерам. И считается вполне нормальным, что ни в одной больнице, государственной или частной, питание больных не предусмотрено.

Уверения по поводу безвозмездной первичной медицинской помощи также весьма относительны. Да, участковые врачи принимают пациентов за счёт госзаказ, но любое мало-мальски углублённое исследование или посещение узкого специалиста требует оплаты. Платными стали вызовы врача на дом и обязанности медсестёр у постели больного, выдача любых справок. Надо полагать, если бы амбулаторное медицинское обеспечение не стоило пациентам денег, то мэр Еревана П. Маргарян не объявил бы в минувшем году с 10 по 20 декабря во всех поликлиниках города акцию по оказанию бесплатной помощи.

БЕЗ БЫЛОЙ ГОРДОСТИ
В жалком состоянии находится сельская медицина. Даже А. Кушкян, в недавнем прошлом министр здравоохранения, признаёт: в марзах (районах) нет многих квалифицированных специалистов. Больницы по 30-40 лет не ремонтировались и не обновляли парк медицинской техники. Там тоже стационарная помощь в основном оказывается за плату. И недавно назначенный министр Д. Думанян сетует на то, что республика ощущает острый дефицит многих специалистов, в том числе фтизиатров, анестезиологов. Зато явный перебор хирургов, все огни стремятся работать в стационарах, где существует острая конкуренция между ними.

Приходится признать, что и с подготовкой врачебных кадров не всё ладно. Помнится. Ереванский медицинский институт славился в СССР своим профессорско-преподавательским составом, среди выпускников было много известных врачей. Ныне упразднён педиатрический факультет. По утверждению профессоров вуза В. Акопяна и В. Шекояна, страдает практическая подготовка будущих врачей. Приватизированные клиники без непомерной арендной платы, которая институту не по карману, студентов к себе и на порог не пускают. Потребовалось вмешательство правительства республики, чтобы одна городская больница весьма скромной мощности согласилась создать у себя учебную базу. Но всех проблем клинической подготовки будущих врачей это не решает.

Грустный получился рассказ о современном положении в здравоохранении Республики Армения. С болью в душе пишутся эти строки человеком, который знал несравненно более благополучное его состояние.

Закончить публикацию хочется словами всё той же Элизабет Даниэлян: «Люди либо ждут, что проблема со здоровьем пройдёт сама по себе, либо вместо того, чтобы обратиться за медицинской помощью, прибегают к домашним средствам». Вероятно, из этических соображений госпожа Даниэлян умолчала ещё и о третьем, трагическом, исходе этой ситуации.

Медицинский вестник (Москва), 4-5 (617-618), 11 февраля 2013 г.

Один ответ

  1. Жаль, что уподобляемся нашим соседям……, и так называемым друзьям……

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: