Арег Дьюшунц: Загадки забытых предков – 3

Часть третья (предыдущие части — первая; вторая)

СЕКРЕТЫ ИЗНАЧАЛЬНОГО ПРАЯЗЫКА      
–ДЕКОДЕРА ИСТИНЫ И ДЕТЕКТОРА ПРАВДЫ   
По своим структурным  параметрам армянский, как современный вариант незначительно изменившегося первоязыка человечества, является наиболее конструктивно сформировавшимся, логически завершенным, оптимально сбалансированным и качественно совершенным из  развитых гармонично в организационном плане не только индоевропейских, но и всех когда-либо существовавших и существующих в мире языков, в каждом из которых в тех или иных  пропорциях  либо отсутствуют, либо присутствуют в искаженном виде различные части его системной программы. И это вполне объяснимо: с началом распада единого арийского мира все племена, лишившись связующего пуповиной с центром-прародиной языкового стержня, до того удерживающего их от видоизменений, претерпели глубокий духовный и культурный спад, по-разному повлиявший на их тогда еще диалекты арийского языка, отразившийся на говорах тем сильнее, чем слабее были ариизированы племена, чем в большей степени процент пришлых ариев уступал в численности цивилизуемым (слово это – производное от «цегх» (род, племя) и означает «приобщение к роду»). Что привело к их спаду, упрощению и стабилизации у каждого на собственном определенном уровне, откуда и начался старт новых языков возникающих этносов. Все они развивались уже самостоятельно и совершенствовались в дальнейшем в пределах сохранившихся уровней языковой структуры  лишь количественно – понятно, что качественно, изнутри себя самой, программа усложнится не в состоянии – это невозможно в принципе. Тогда как  именно обратное как раз  нормально и типично (здесь напрашивается сравнение с компьютером: усовершенствовать свою программу не в состоянии система никакого уровня сложности, а вот наоборот, разбалансироваться и утерять –  к примеру, из-за вируса –  и в дальнейшем работать лишь на оставшейся базе вполне может).
Все это – не голословные утверждения, а результат глубокой реконструкции прошлого на основе анализа тысяч и тысяч слов в различных языках. А для того, чтобы доказать, хватит подтверждения, какое дает расшифровка всего лишь нескольких слов. Вообще-то достаточно и одного, но дело в том, что оно само потребует объяснения… Но начнем по порядку. Ключевое – русское слово «язычник» и производное от него «язычество». Их смысл известен всем, как не вызывает сомнений  и то, что в основе их лежит слово «язык». А задумывался ли кто-либо над тем, какая тут связь? Ее не должно быть, но она, тем не менее, есть, а это что-то ведь да значит, она не может быть случайной. Притом надо иметь в виду, что с ответом на этот вопрос проясняется разгадка тайны – ни много, ни мало – процесса возникновения и становления русского этноса! Интригующе? Одно слово – и… Предположений можно сделать множество, но поверьте, что ответа найти не удастся, пока не раскодируете слово «язык». А вот это уже на базе собственно русского не сделать, необходимо обратиться за помощью к армянскому. В нем есть глагол «лизэл», что по-русски означает «лизать», которое само по-армянски значит «(об)лизанный» (английское «lick», не стоит путать с «listen» — оно от армянского «лсэл», как и русское «слышать», в котором «с» и «л» поменялись местами – частое явление, а вот чтобы понять, почему, попробуйте произнести иначе). Сходство настолько очевидное, что в пояснениях не нуждается, но вот этимология понимается лишь благодаря армянскому: в основе их существительное «лэзу», то есть «язык» –  это же самое слово, претерпевшее изменение в силу определенных причин – неразборчивости начального «л» и невозможности «у» в конце существительного для периода становления древнерусского ( как и древнеармянского) языка, поэтому за основу было взято уменьшительное «лэзвак» (язычок). А исказилось в связи с попыткой дать свое,  уже без осознания изнутри, понимание смысла. Также, как латинское «lingua» или же английское «language» (а как часть тела – «tongue»: симптоматично такое разделение, потому что одно изменившееся восприятие уже не удовлетворяло как объяснение второму), исказившиеся не меньше, но сохранившие начальный звук.
Ну хорошо, скажете вы, пусть так, но какая связь между всем этим и словом «язычник»? А знаете, как оно звучит по-английски и по-армянски? «Heathen» и «hethanos», производные от «het», что значит «назад», а все слово декодируется как «регрессировавший», но армяне этого сделать не могли –  как раз из-за того, что «t» сменилось на «th». И изменено было вовсе не случайно, а преднамеренно, чтобы не понималось — ведь регрессировать можно лишь от более высокого, а именно это и требовалось скрыть. А почему – станет ясно при прочтении этих страниц до конца.
Это и есть ответы. Остается сопоставить и сделать выводы. А они ясно говорят о том, что становление этносов произошло вследствие глубокого кризиса арийства, общего культурного спада, в особенности духовного, рецессии праязыка в этносах, по причине чего прежние его диалекты стали трансформироваться уже в различные языки, утратившие способность понимания слов изнутри. Вместе с чем исказилось, перестав пониматься, древнее духовное Знание, сменившись политеистическими религиями, сложившимися в результате Его упрощенного понимания недостаточно оцивилизовавшимися переселенцами из лесов с их тотемистскими верованиями. В этом смысле слово «язычник», как «говорящий на языке» (именно языке, а не диалекте праязыка) и «исповедующий многобожие» – это, по сути, одно и то же (и еще  дополнительно-смысловую уничижительную нагрузку как «варвар, дикарь»: сравните английский синоним «pagan» и «поганый», бывшим в старину на Руси прилагательным к «язычнику», с «apakan(el)» /испоганить, испачкать/; а название дикого племени пиктов – это «пигхть» /нечестивый, порочный/, от глагола «пгхтьел» /осквернять). Но обозначаться могло так лишь теми, кто понимал это, что само по себе ставит вопрос о других, не менее важных проблемах –  например, уточнения времени происходящих событий. А это возможно лишь при верной реконструкции прошлого как при помощи археологии, так и этимологических изысканий, причем, разумеется, не только в одном русском.
В этом отношении не может не вызвать улыбки призывы иных чудаковатых сектантствующих ревнителей старины вернуться к своим корням, всему «исконно — изначальному» – начиная от языческой веры и кончая одеждой. Большинством это воспринимается не иначе как анахронизм, разве только служители Церкви считают, что это далеко не безобидное чудачество. На мой взгляд, их позиция (во всяком случае, искренне верящих) достойна уважения – хотя бы потому, что у них хватило духа бросить вызов окружающему –  в соответствии с утверждением, что ни одна религия не обладает монополией на знание духовного пути, как и исключительным правом на понимание Истины и Божьего промысла. А поиск смысла  жизни и собственного места в нем, своего предназначения –  это то главное, что необходимо каждому Человеку и без чего Он несостоятелен. В этом плане подобные духовные искания характерны для пытливых умов иных наших современников, чьи родители прошли промывание мозгов в школе атеизма минувшего века, тем, однако, кому уже недостаточно одной слепой веры в догматы, а требуется их осмысление. Такой поиск оправдан, но лишь если ведется в верном направлении, иначе ведь можно забрести совсем не туда, где их будут рады увидеть отнюдь не доброжелатели… И если призывать к возврату к корням, то к тем ли? Бесспорно, оттуда начиналось становление каждого этноса, но ведь сам этот уровень стал возможным только как этап рецессии древнего человечества, спада почти до степени дикости. К этому возвращаться? Ну, а если следовать их логике, может, тогда  вернуться еще дальше к истокам, в пещеры? Или уж сразу на деревья? Нужно же быть хотя бы немного последовательными: следуя этой примитивной атеистической (именно!) логике,  если все начиналось с дикарства, то и предшествовать этому могла лишь животная дикость. Если же считаете себя наследниками древнейшей, величайшей из великих  и высокоразвитой во всех отношениях цивилизации, то надо постараться отыскать усиленно скрываемые следы и понять ее сущность и дух, а не вдохновляться вечно подсовываемыми человечеству на протяжении всей известной истории миражами буколичной жизни, что на деле была нелегким бытом в период распада и одичания.
Здесь следует сказать о достаточно важном философском определении, без чего затруднится понимание нижеследующего. Оно базируется на фундаменте кредо основополагающей аксиомы созидания: потенциал начала равен  потенциалу предела. И ставит определенный ограничитель в виде факторов целесообразности и необходимой достаточности на рубеже перехода количественных изменений в качественные. Причем вне зависимости от вида системы: открытой, где изменения происходят постепенно, эволюционным путем, или закрытой, у которой контакты с внешней средой затруднены в большей степени и при достижении критической массы изменившегося содержания происходит взрыв, революция, ломающая форму. Отличие в том, что при таком процессе трансформации разброс искажений может быть весьма значительным, оказавшись отрицательно-разрушительным для структуры и повлиять на сами сдерживающие факторы, серьезно повредив их, что приведет к неудовлетворительному функционированию системы, но полностью их устранить не в состоянии, поскольку тогда включается механизм самосохранения. Однако начинает воздействовать на саму программу, создав сбой и по обратной связи трансформировав ее, а в соответствии уже с ней система получает новые функциональные параметры и ограничивающие пределы достижимого. И по этим причинам наиболее рациональный для эффективного развития всякой системы –  это процесс эволюционный, желательно оптимальный, когда форма полностью соответствует содержанию, потому что перекосы могут привести к превращению системы в закрытую и все к тем же деструктивным последствиям. В любом случае появление у нее каких-либо иных, не предусмотренных программой новых качественных характеристик практически исключено. Хотя возможно в принципе, но только при условии приложения силы иного уровня, более высокого порядка. Не так, как при любых других условиях и возможных обстоятельствах. При каких та же обезьяна, какой бы ни была человекоподобной, навсегда обречена оставаться животным и, подобно им, лишь приспосабливаться к среде и обстоятельствам, но самопроизвольно, вдруг, никак не в силах перепрограммироваться и качественно измениться, чтобы, например, стать человеком. То же относится и к такой сложной системе, как язык: он может регрессировать и в пределах остаточных программных установок количественно развиваться и даже достигнуть, в соответствии с ней, совершенства. Но измениться качественно, приобретя характеристики иного, более высокого, запредельного порядка, никак не в состоянии: это невозможно вообще.  Что же касается этого самого разрекламированного в школьных учебниках широко известного научного постулата «от простого –  к сложному»… Скажем так, не совсем уверен, как с этим  обстоят дела в других сложных системах,  но в плане языковой парадигмы данный легкодоступный для поверхностного прямолинейного восприятия принцип, во всяком случае, вообще не работает.
Теперь рассеется недоумение специалистов, что никак не могли понять, каким же таким образом программно-примитивные языки первобытных народов могли усовершенствоваться до сложнейших по конструкции  индоевропейских языков. В то время как обратных примеров предостаточно, поскольку все известные  из таких вот структурно-элементарных (то есть, по сути дела, сильно регрессировавших) языков, чей словарь ограничивался количеством, не превышающим необходимого в быту уровня, несмотря на частую, нередко  постоянную, а иногда и масштабную подпитку заимствованиями из словарных запасов арийских наречий структурно так и остались неизменными, на самом простейшем, с крайне низким порогом абстрагирования, агглютинативном (производное от латинского «агглютинацио» – «склеивание»(?)*) уровне, как, например, индонезийские, тюркские, эскимосские и ряда африканских племен. И только лишь подобное обоснование данного, якобы  невозможного с точки зрения научной логики, факта – как процесса рецессии – дает всему полное и единственно возможное  объяснение. А отсюда следует один, хоть и кажущийся невероятным, вывод: человечество изначально обладало наиболее совершенным из всех когда-либо существовавших и существующих в мире, по существу –  идеальным языком, чьи основные и определяющие параметры характеристики сохранились только в армянском.
Однако тогда возникает самый важный для собственной самоидентификации и самоосознания человечества вопрос: а ОТКУДА он взялся? Сам по себе появиться и развиться он никоим образом в принципе не мог, следовательно, изначальный первоязык/арийский праязык мог быть лишь ДАН человечеству. Тогда возникает еще один, уже самый главный вопрос: КЕМ? А вот с этим уже следует разобраться всем нам вместе, и в первую очередь –  с помощью специалистов и исследователей  из духовной и научной сфер (армянское «sphiur»). Но, разумеется, не сейчас и не здесь («zis» по-армянски и «this» по-английски)…
Н А С Т О Я Щ Е Е   П Р О Ш Л О Е   Ч Е Л О В Е Ч Е С Т В А
–   РАСКРЫВАЕТСЯ  ПРИ  ОСМЫСЛЕНИИ  СЛОВ
Анализ и обобщение археологических исследований всех последних десятилетий, проводившихся в Европе, Азии, Африке и Америке, подтверждаемые все новыми и новейшими открытиями, привели к переосмыслению устоявшихся представлений в истории. Под давлением неопровержимых фактов – а ведь археология, в отличие от истории, все же является достаточно точной наукой, — историки вынуждены были начать пересмотр своих взглядов на древнейшее прошлое человечества.
Выяснилось, что становление цивилизации началось 12 тысячелетий назад, после окончания Ледникового периода с того, что все эти вышеуказанные области начали осваиваться сравнительно цивилизованными переселенцами из Ближнего Востока/ Малой Азии, которые поселялись рядом с одичавшими первобытными племенами собирателей и охотников. Сожительствовали они мирно, постепенно смешиваясь и все шире и дальше распространяя развитую культуру земледелия, животноводства, обработки металлов, виноделия, ремесел, строительства и т.д., и т.п. Косвенные же подтверждения этому имелись и раньше, поскольку было известно, что, например, множество окультуренных сортов растений, ягод, фруктовых деревьев, различных злаков, зелени для приправ и многого иного родом из Закавказья.* Но если раньше этому не придавали  особенно большого значения, то теперь стала вырисовываться совершенно иная картина прошлого. Что больше всего обескураживает ученых, так это странный факт того, что войн в те времена не было, по крайней мере, до начала второго тысячелетия до н. э.: «Как же так, ведь воевать — в природе человека!»
Нет, господа вроде бы ученые, агрессивность свойственна хищникам, зверям, для человека же характерно прямо противоположное. Если только это не дикарь, тем и отличающийся от животного, что еще и в состоянии оправдать свой же эгоизм, т. е. умеет говорить. Однако называть такое вот человекоподобное существо человеком трудно, разве что только биологически. Именно это прекрасно понимали в те, а не в более поздние времена — вплоть до нынешних.
Консерватизм же историков известен – собственно, и вся эта наука основывается лишь на первоисточниках. Но ведь писали-то ее захватчики: персы, греки, римляне и им подобные государствостроители, — тоже, между прочим, в недавнем прошлом обычные арийские племена, но предавшие заветы предков, создав сообщества, по природе своей основанных на военной экспансии, аннексии территорий, грабеже и эксплуатации покоренных народов, однако в записях для потомков выставлявших в совсем ином свете себя самих. Прославляя себя за нашествия на мирных крестьян, живущих нелегко, в поте лица добывающих хлеб насущный, но зато и свободными, и имеющими более высокую мораль, чем агрессоры (чтобы понять происхождение этого слова, надо иметь в виду, что при их заимствовании первый звук и даже слог, находящийся в слабой позиции, часто отпадал, как это в данном случае звук «в», исходное же слово – «вагр», т.е. «тигр», само означающее «злой, жестокий»). Тогда как порабощали кельтов, германцев и другие этносы легионы римских грабителей и убийц, устраивавших подчас геноцид целых народов — например, даков. Нужны захватчикам были золото, которого было у «варваров» много (!), и рабы, на чем и зижделась экономика Римской и иных империй — предтеч современных государств. Историю, или, точнее, свою ее трактовку, как известно, пишут победители, где, в отличие от них, высококультурных горожан, по «законному праву сильнейшего» ведущих паразитический образ жизни за счет эксплуатируемых рабов или же, в большинстве своем, на подачки власти, все остальные были  дикарями, у кого и времени-то не было на всякие там записи… Но факты — упрямая вещь: выяснилось вдруг, что все было не совсем так, а с позиций морали вроде как бы наоборот…
О необходимости качественно иного взгляда на период так называемого «нового каменного века» — неолита в связи с лавинообразно нарастающим количеством все новых открытий в археологии говорилось и в ряде достаточно аргументированных научно-популярных фильмов ВВС — из цикла образовательных программ. И как ни старались авторы, в типично английской манере, сдерживаться, как и ироничный Терри Джонс, но, пытаясь дать обобщающую характеристику тех тысячелетий с позиций археологии, они поневоле озвучили и ее конфронтацию с историками…
Широко известный швейцарский археолог и писатель Эрих фон Дэникен, прославившийся своими сенсационными гипотезами, в книге «Каменный век был иным…»* с многозначительным подзаголовком «Будущее, скрытое в загадках прошлого», прямо утверждает: каменный век был действительно совсем иным, чем принято считать в свете традиционных научных представлений о развитии Земли…
В аннотации к книге написано следующее: «Повсюду на нашей планете мы  встречаем величественные мегалитические сооружения — следы давно исчезнувших культур. Возникает впечатление, что все они были созданы по единому плану. И всюду, будь то Мексика или Колумбия, Испания или юг Индии, безвестные астрономы каменного века воздвигали гигантские хронометры, отмеряющие вечность. — Кем же были эти мыслители, эти посвященные, сумевшие оказать поистине громадное влияние как на свою эпоху, так и на столь отдаленное будущее? Что ими двигало, побуждая возводить такие колоссы?»
Вопросы, поставленные Дэникеном, далеко не просты: определенная цель при строительстве мегалитических сооружений, понятно, преследовалась, но вот какая? Мало того, что они строились схожими непонятно какими методами, так еще и в определенных местах, и при нанесении на карту в этом ощущается наличие какого-то загадочного плана. Инженерная же мысль вообще бунтует, когда пытается понять, каким таким образом все это могло возводиться, с какими неимоверными трудностями было связано и каких трудов стоило…
Итак, прорыв наконец-то произошел: ученые уже признают, что вся евразийская цивилизация строилась выходцами из малоазийско-ближневосточного региона —колыбели культуры. И ведь был, в самом деле был Золотой век в прошлом Земли: древние предания сообщали правду. Дело сейчас уже за малым — вспомнить, что она называлась арийской, а эпицентром ее распространения являлась гора Арарат, следовательно, признать правоту Библии. Но и это бы было непросто — если бы не обоснованные прямые доказательства, которые теперь можно получать благодаря  возможностям, предоставляемым открытым мной методом. Почему же это следует определять прямым доказательством? Да просто потому, что если сказанному или написанному не всегда  доверяют, поскольку нельзя застраховаться от обмана, то  смысл, заключенный в созданном слове, исключает ложь – иначе бы оно вообще не появилось. Словом, если словам можно не верить, то в смысле слова можно не сомневаться – оно не может не быть истинным. Почему это и было тайной тайн мира сего, сокрытой от человечества, ибо позволяло получить доступ к ним.
«Мысль изреченная есть ложь»… Не всегда, разумеется, но ведь нет и гарантий обратного. Наука требует доказательств, а они, в конечном счете, упираются все в те же слова. И на них же, как на догмате, основываются и доктрины всех религий. Таким образом, в окончательном остатке все сводится к словам, лишь их искомый смысл и является полным и абсолютным доказательством истинности, самих себя определяющих и подтверждающих и в иных доказательствах не нуждающихся, т.е истиной в конечной инстанции. Наоборот, это любые другие сведения нуждаются в подтверждениях, какие можно получить только методом декодировочного анализа. Позволив, наконец, разобраться с нагромождениями лжи, узнать правду. Довольно человечеству бродить в потемках и позволять водить себя за нос неким силам, что заинтересованы в этом! Ведь из лжи не сделать верных выводов, на ней научиться никому ничему нельзя, и, по сравнению с информированными, лишенные этого вечно обречены оставаться в «дураках, на ком воду возят», чтобы они в итоге не сумели избежать готовящейся гибельной западни. Если только не положить этому конец.
П Р А Р О Д И Н А    И   Э П И Ц Е Н Т Р    Ц И В И Л И З А Ц И И
— ИСТИННО  СКАЗАНО  В  БИБЛИИ
Наконец уже можно с полной уверенностью утверждать, что все сопоставления с     известными фактами прошлого приводят к одному-единственному выводу: именно территория обитания вокруг горы Арарат является и эпицентром распространения культуры и цивилизации, и прародиной арийства, ибо смысл слова «Армения» это и означает. Для полного же доказательства данного утверждения достаточно лишь понимания смысла нескольких слов, какими обозначали саму страну в древности: Урарту, Наири, Хайяса. А также смысла слов «Арарат», «Азия», да еще немецкого обозначения Хеттской империи — «Hettite (Хьет етхацать) Reich». Но приводить их  декодировку здесь нет смысла: будет непонятно без исторического комментария в виде развернутой отдельной статьи, да и то лишь как части реального прошлого.*
Огромный объем сведений дало изучение Библии методом этого моего, скажем так, лингво-декодировочного анализа, особенно же имен собственных, являющихся контрольным кладезем данных — все они «заговорили» по-армянски. Ветхий Завет оказался информативно куда более насыщенным, чем, например, «Илиада» Гомера, также давшая немало фактов для понимания событий, происшедших с 1500 по 1000 гг. до н.э. и того, что на деле стало причиной разрушения существовавшего десятки тысячелетий арийского мира. Вместе с тем попутно удалось раскрыть суть загадки непреходящей ценности этого одного из первых в мире литературных шедевров, секрет которого крылся в том, что знаменитая Троя, как оказалось, была не одна.
Постепенно стали проявляться также контуры глубинной истории мира, включая и допотопный период. И уже стало возможным с уверенностью утверждать, что армянский язык, в прошлом арийский праязык, это — не очень даже изменившийся изначальный первоязык человечества. Как и то, что арменоидная (под)раса —  одна из  первоначальных рас человечества: пусть и с определенными оговорками, но и фактов, подтверждающих это, достаточно.* Что не менее интересно, и более к нам  близкая по времени история вдруг приобрела совсем иное осмысление. Если я вам заявлю, что почти всеми своими поражающими воображение победами Александр Македонский обязан некому армянскому князю, более того, и сама война была им инспирирована, причем подготавливалась заблаговременно, на протяжении ряда веков не одними его предками, вы поверите? А это обоснованное утверждение. И многие в то время знали об этом, почему имя Александр и не получило в Армении распространения. Во всех же захваченных им землях его называли Искандером, а почему? Если расшифруете их смысл —  начнете понимать.
Подумайте над вопросом: каким образом в начале новой эры в Палестине иудеи, римляне, финикийцы, арамейцы и даже греки, а тысячелетием спустя и в Англии бритты, кельты, датчане, англы, саксы и французы-нормандцы как-то умудрялись понимать друг друга без всяких переводчиков? Ответ же на этот вопрос позволяет понять и то, каким образом удавалось апостолам, арамейцам по происхождению, проповедывать на разных языках, а заодно разгадать тайну появления готического шрифта, происхождения или, вернее сказать,  процесса становления  английского, а вместе с ним  французского и других языков.
Вы наверняка улыбнетесь, узнав, почему англичане при обращении к другому говорят «сэр», немцы — «майн герр», испанцы — «сеньор», и что первоначально означало русское «дар», английское «хеллоу», «плиз», «тенк ю», а с ним немецкое «данке», польское «дзенькую», казахское «тэнге» и русское «деньги», «прости» и французское «мерси». Что, казалось бы,  общего между английскими «big» и «pig», «horse» и «хозяин», «bullet» (пуля) и «killer», «культура» и «мужик», таджикским «кишлак» и «лагерь», «клан» и «клон», арабским «салям» и латинским «салют», и почему римляне и германцы нападали с кличем «барра!», а вот русские атакуют с призывом  «ура!», англичане же используют слова «charge», «attack» или «action»?*
Проиллюстрируем сказанное примером. Так, в одной из хроник периода поздней Римской империи историограф с сожалением констатирует факт все возрастающей варваризации войск,  т.е.  увеличения  численности варваров в легионах, ссылкой на то, что и сами римские легионеры атакуют германцев с их же кличем «барра!», являющимся звукоподражанием воплю слона. Эта цитата, попавшая едва ли не даже в учебники, весьма  показательна, потому что говорит о многом…
Прежде всего об уровне современных историков, совсем разучившихся думать, поскольку никто из них не сумел сделать из нее должных выводов, лишь повторяя саму цитату, недалеко уйдя в этом отношении от древних предшественников, если и  приводящих факты, то давая им при этом явно произвольные толкования, часто выдавая за них предположения. Факты следует уметь анализировать, но никому из них ведь так и не пришло в голову задуматься над простейшим вопросом: а разве в Европе, тем более Северной, водятся слоны? Так откуда же германцы могли знать о том, как они кричат? И если это всего лишь ошибочная попытка объяснения, то тогда откуда собственно взялся и что мог означать этот клич?
Далее. Факт подтверждает, что римские легионеры переняли его, но слова ведь просто так не приживаются – если нет подсознательного его восприятия, а значит, и понимания. Что естественно только в том случае, если имеет один для этносов корень – ясно, какой именно. Об этом же говорит другой пример, совсем из иного времени и страны. Так, известно, что Петр Первый пытался ввести в оборот речи латинское «виват!» в его прямом значении, как «да здравствует!». Но оно так и не закрепилось, потому что его русский эквивалент является более точным, а иногда и используется – это слово «(да) живет!». Санскритское «джива», а в армянском есть имя собственное – Дживан, что и означает «живой, цветущий, молодой». А вот в качестве клича к атаке для войск царь заимствовал слово, используемое татарами и башкирами – «ура!», вот только русскими начальное «у» нередко произносится неясно, ближе к «ы»… Здесь вопрос не в том, откуда оно взялось у татар, сколько в том, что слово закрепилось основательно, а это возможно лишь в  том случае, если воспринимается  подсознательно.
Итак, что же это за слово, которое использовалось и германцами, и римлянами, и татарами, и русскими? Разумеется, оно может иметь лишь одно происхождение – арийское. А вот что означает и каково его правильное произношение? Чтобы найти ответ, зададим вопрос: какое слово используют абсолютно все воины всех стран мира, когда нападают на неприятеля? Ну, конечно же, «вперед!» А как оно звучит по-армянски? «Арач!», но, когда кричат, слышится-то «арра(ч)!»…
То же со словом «атака» — это от «(shah)atakel», то есть «нападать», а английское «charge» — это «шарж», основа слова «шаржум», что значит «движение» (вероятно, что слово «шаг» вовсе не от него, а, как и общеевропейское «(м)арш», призводные от «аршав»/поход, лишь по-разному исказившиеся), слегка переосмыслившееся во французском и русском — шарж ведь рисуется движениями. И так с любым словом, надо только искать – и ответ обязательно найдется. При этом позволяя отвергнуть общепринятые заблуждения, как, например, что русское «царь» — производное от «цезарь», на самом же деле они от одного словосочетания, хотя и изменились по-разному. Что до слова «цезарь», достаточно в собственно латинском  написании «сaesar» (к якобы производному от него «кесареву сечению» оно не имеет отношения – отчетливо видно происхождение данного слова от глагола «кисатэл»/ расчленить (пополам), от «кес»/половина) переставить окончание в начало, и получаешь тут же осмысленное понимание по-армянски: «арькхайиц арькха» (королей король) как раз и значит царь, император… Но и на Руси это словосочетание тоже сильно сократилось – от первого остался лишь последний согласный «ц» и половина следующего слога «арь»). Любопытно, что сходное слово «тьара»/ слуга (это русское слово – искаженное «лсогх (а)»/слушающий(ся), где «л» и «с» поменялись местами – для простоты произношения: частое явление) имеет производное «тьарайум» /служение, что и трансформировалось в японском в… «самурай»/ служить… А вот восточное «хан» — это от «ишхан» (князь), у которого затерялся первоначальный слог, оно от глагола «ишхэл»  (доминировать, господствовать), хотя в тюркских языках стало пониматься уже как сокращение от «кахан»: недопустимое производное от «кахвать/зависимый», что и является, из-за неверности конструирования, показателем деформации языковой системы, ибо оно без применения возвратной частицы «в» указывает уже на глагол «кахэл/вешать», а тогда данное слово «ка(х/г)ан» осмысливается уже как «вешающий, вешатель». Но именно это языковой казус дает ключ для понимания исторической коллизии, вот в чем она – предлагаем разгадать. И сравнить с тем, что мы приведем позже… Или же проясняя, как, к примеру, возникло греческое «Ника» (Nike): нынешнее армянское «хьахтанак» (победа) – это лишь слегка изменившееся арийское «haxtaniq» (что от «хьахтэл»/побеждать+«аникх»/делание +(э/а)) — в этом слове греки, умудрившись «не расслышать» целых два первых слога, бывшие в слабой позиции, сумели лишь запомнить характерно усиливающееся в арийском (и армянском) окончание «никх» с конкретизирующим «э» (диалектное «а») на конце…
Теперь я знаю, что означают и откуда взялись такие названия стран, областей и городов, как Израиль и Иудея, Ханаан и Иордан, Палестина и Египет, Марокко и Тунис, Германия и Англия, Франция и Испания, Иран и Ирак, Грузия и Иберия, Колхида и Карабах, Тир и Карфаген, Париж и Багдад, Сочи и Краков.* Смысл слов  кельт и галл, турок и индиец, копт и эллин, араб и русский (эти последние слова в связи с их важностью расшифрую: «араб» — от «harav»/юг (ср. с Аравией), имеется в виду «южное арийство», а «рус» — это «ar hius(i)s» — северное арийство, но еще и «ar huis” — надежда арийства. Многозначность, как во многих древних словах). И, хотя это отнюдь не всегда легко, я уже приноровился довольно быстро улавливать исконный смысл всяких слов в других языках, а это, при сопоставлении с фактами истории, позволяет получить неоценимые знания о прошлом. Если же учесть, что познания предков о мире, как выясняется, были на порядки глубже, трудно найти более важную для исследований и познавания в целом сферу деятельности, чем ПОИСК УТРАЧЕННЫХ ЗНАНИЙ ИСТИННОГО: их расшифровку, осмысление, уточнение – и передачу их Человечеству, в первую очередь, для Религии и Науки. Недаром ведь говорится,  что все новое – всего лишь хорошо забытое старое…
С В А С Т И К А   —  К Л Ю Ч   К   Т А Й Н Е   А Р И Й С Т В А
— ДИНАМИЧНЫЙ СИМВОЛ РАСЫ  —   УКАЗАТЕЛЬ  МИРА ?
Каков самый распространенный символ арийства? Безусловно, свастика. Но что означает этот знак? На этот счет существует множество объяснений, а это верный признак, что нет правильного. Самые распространенные – изображение солнца и как огня, как символа духовной силы, и даже связывая с арийским приветствием — в зависимости от того, в какую сторону она закручена — пожеланием благоденствия («бариорьутюн», откуда как современное «бари орь» (добрый день), так и «барев» (здравствуй) и т.д., вплоть до мистико-магического. Но распространенность знака как раз противоречит его сакральности: священные знаки не изображают часто, тем более где попало. Несомненно, такое восприятие знака – более позднее явление, а зная о реалистичности мышления ариев, можно не сомневаться, что заключенная в нем таинственность — это нечто совершенно иного плана. Но что?
Попробуем провести эксперимент. Возьмем карту Восточного полушария Земли и заключим ее в окружность с таким расчетом, чтобы охватить в целом весь ареал  распространения индоевропейских этносов (включая и Эфиопию, и весь арабский мир, хотя современное языкознание и отказывает им в этом праве). В центре будет место стыка трех материков – Европы, Азии и Африки. Место, где соприкасаются Кавказ, Малая и Передняя Азия и Ближний Восток, и это — Закавказье.
Взяв за исходную точку гору Арарат, проведем линию на запад, через всю Малую Азию и Южную Европу, и так, чтобы конец стрелки уперся  в южную оконечность Англии и Ирландии. Уже в обратном направлении, на восток, эта линия пересечет и Иранское нагорье, и Афганистан, и на том же расстоянии упрется в точку где-то на восточных отрогах Гималаев. А линия, проведенная перпендикулярно, на север, пересечет Кавказ, затем Русскую равнину и уткнется стрелкой в полуостров Ямал. А продолженная на юг, пересечет Аравийский полуостров и закончится в Африке, в южной части Эфиопии. Что у нас получилось?  Крест.
Теперь от основания стрелок креста, а не концов острий (на западе это будет район центральной Франции, на юге – юг Египта, на востоке – север Индии), по часовой стрелке проведем параллельные линии также в виде стрелок. Западная, пересекая Западную Европу, закончится на севере Скандинавии. Южная, миновав всю Северную Африку, выйдет к Атлантическому океану. Восточная, пересекая Индию, упрется в остров Цейлон. А северная, нацеленная на Японию, закончится где — то в Сибири. Что у нас получилось? Что и требовалось доказать – свастика.
Но вместе с тем это прежде всего маршруты распространения арийских племен, причем с полным охватом областей проживания индоевропейских этносов. И если кому-то может показаться, что свастику можно расположить и как-нибудь иначе, пусть попробуют, чтобы убедиться – по-другому, чтобы эти линии проходили по сухопутью, его невозможно расположить. Перекрестье знака может располагаться лишь в одном-единственном месте — между Черным, Каспийским, Средиземным и Красным морями (Персидским заливом). Это важно, как будет ясно из дальнейшего.
Главное же обоснование подобному объяснению дает декодировка самого слова «свастика» (признаюсь, его расшифровка мне долго не давалась, пока не догадался проделать указанный эксперимент с картой. Тогда ответ пришел немедленно). Это несколько искаженное арийское «чвыстик», от «чв», корня глагола «чвел» («чу» — переезд, перелет (птиц осенью и весной), переселение, даже поход, но не кочевка (русское «кочевать» — от «кхочел» (состоит из qo (стоит сравнить со старинными и западноармянскими «кхеле, акхел» (пошли, идти) и английским «gо»)+chu). Вторая часть слова, «ыст» (европейские «эст» и «ист», русское «есть», восточное «аст») – это «по, соответственно», а еще обобщаюшего «икх» (ик, ика). Что  получилось? Что-то вроде «соответствующий (указатель по) перемещению»…
Такое понимание знака объясняет его распространенность, особенно если иметь в виду, что, в отличие от нашего времени, когда всем изображения материков по географическим картам хорошо знакомы, тогда же ничего подобного не было, а при помощи свастики в круге, как по реперным линиям, легко было дорисовать и очертания береговых линий. Получалась своеобразная карта-схема Восточного полушария, а благодаря ей можно было дать представление и обо всем известном мире, и шарообразности планеты, и о собственном местонахождении (в пояснение цитирую «Энциклопедический словарь символов»: «В действительности свастика всплывает во многих культурах Древнего мира и Нового времени, где понимается как вариант системы координат в окружности»). Впоследствии же заключенный в знаке смысл забылся, а затем и изменился, но привычка изображать его осталась.
Почему раньше это никому не приходило в голову? Да просто потому, что никто и подумать не мог, что в такой глубокой древности знали как о шарообразности Земли, так и очертаниях материков – возможно ли было это в те времена? Вполне, поскольку, как подтверждают все новые находки, предки обладали знаниями в таком объеме, что мы не в состоянии сейчас и представить. Существует несколько таких необъяснимых географических (и не только!) артефактов, но, пожалуй, самой известной  загадкой среди них является удивительная карта турецкого адмирала Пири Рейса, которую он составлял на основании данных, насчитывающих не менее трех тысяч лет, притом сверяясь со сведениями, сообщаемыми захваченным в плен матросом, участвовавшим в экспедициях Христофора Колумба. Главное в том, что на карте нанесены абсолютно точные контуры … береговой линии Антарктиды, открытой на три столетия позже, а некоторые нанесенные там детали уточнены были и вовсе недавно, оказавшись верными. Самое же поразительное в том, что на нем Ледяной континент изображен без всяких признаков льда, и, как подтверждают ученые, так и в самом деле было, но более шести тысяч лет назад. И вопрос не в том, как эти карты оказались у Пири Рейса, а возможно, и Христофора Колумба, а в том: кто, когда и, главное, каким образом их мог составить? Но уже сами загадки говорят о многом, а ведь это не единственная из тайн ариев, оставленная нам в наследство…*
Меня же в секрете свастики поразило обстоятельство, на первый взгляд, может быть, не очень заметное, но, если подумать, совершенно невозможное. Ведь, как известно, арии несли знак свастики с собой изначально, а ведь она, кроме прочего, указывала еще и на маршруты распространения арийства. До того, а не после! А это значит, что они заранее планировали области своего расселения и, как это ни невероятно звучит, логика диктует вывод, что они осуществляли программу уже зная, что их ждет. Но это и вовсе не вмещается ни в какие представления! Тайна оказалась еще более загадочной и объяснения ей не находилось, пока множество свидетельств не привели к простому и все проясняющему, но уже и в самом деле фантастическому объяснению: древние, оказывается, предвидели будущее!
Вот какой секрет таился под этим самым распространенным символом арийства! Это послание далеких предков через века: вот он, впечатанный в генетическую память и часто изображаемый детьми, такой простой знак, свастика в круге, давно и широко известный, но нужно суметь догадаться, что он в себе содержит! И не потому ли все сведения об этом всячески утаивались и вытравливались из памяти людей? Ведь перекрестье свастики с несомненностью локализует, указывая на то место, откуда началось распространение арийства, на прародину – Армению. Что уже непосредственно относится к наиболее тщательно скрываемой тайне истории за две тысячи лет нашей эры. И, таким образом, получается, что секрет свастики – ключ к самой тайне арийства.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: