Владимир Пастухов: Тень, знай свое место

Отставка Анатолия Сердюкова стала поводом не столько для радости, сколько для злорадства. Более того, в свете случившегося он выглядит чуть ли не последним романтическим героем эпохи, который с полным правом может пропеть вслед за Ричардом Гиром его знаменитый хит: «Все отдам я за любовь!»…

Нынешнее низвержение министра обороны, вылившееся в шумную пиар-кампанию, выглядит едва ли не более отвратительно, чем его стремительное и незаслуженное восхождение к вершинам власти. Сердюков не вызывает симпатии, но его увольнение не имеет ничего общего с торжеством справедливости. У этой отставки есть много мнимых поводов, но всего лишь одна реальная причина – он отставлен не за то, что что-то провалил или украл, а за то, что повёл себя «некорпоративно», забыв, кому обязан своим возвышением. Сердюков «взял не по чину».

Под опальным министром не сделано ничего такого, чего бы ни делало подавляющее большинство российских чиновников и, тем более, людей его круга. Отчуждение государственного имущества по заниженным ценам в пользу доверенных лиц через специально подобранных посредников на протяжении последних двадцати лет является основным способом формирования благосостояния правящего класса. При всей неприязни, которую общественное мнение испытывает к Анатолию Сердюкову, следует признать, что он отнюдь не является чемпионом в этом виде спорта.

Вопрос, таким образом, состоит вовсе не в том, чтобы установить, кто у кого и сколько украл, а в том, чтобы разобраться, почему одним разрешается красть, а другим – нет. Ответ на этот вопрос очень важен, потому что он, как никакой другой, высвечивает суть сформированной Владимиром Путиным системы управления страной. И «случай Сердюкова» является одним из самых показательных. Понимание тех причин, по которым птенцы Путина «выпадают из гнезда», позволяет скорректировать представление о том, как же устроено это гнездо.

Восемь лет Сердюков был самым высокопоставленным специальным агентом. Этакий Джеймс Бонд по-русски, всегда один и в окружении красавиц. Ему поручали «разруливать» наиболее щепетильные и проблемные темы. Он прикрывал легализацию захваченных активов ЮКОСа, под его кураторством был поставлен на поток отъём миллиардов из бюджета через налоговые схемы, разоблачение которых стоило жизни Магнитскому, ему же доверили пустить под нож экономическую независимость армии. И он ни разу не подвёл.

Вообще Сердюков – это не человек, а диагноз. Его карьера – классический пример путинского фаворитизма. Средней руки коммерсант, благодаря удачному браку втершийся в узкий круг «питерских чекистов», он проделал выдающуюся даже по стандартам путинского времени карьеру. Однако ни на одном из этапов этого пути он не был самостоятелен. Феномен Сердюкова в том и состоял, что, занимая высшие государственные посты, он всегда был механическим исполнителем чужой воли, ставленником узкого чекистского кружка, не афиширующего без особой надобности своё участие в государственных делах. Он был министром на дистанционном управлении.

Сразу после увольнения Сердюков стал легендой. Какие-то источники какой-то прессе «слили» информацию о том, что, дескать, Сердюков что-то не поделил с ФСБ и что, следовательно, его кто-то «подставил». Утверждать подобное – значит абсолютно не понимать, что происходит в современной России и какую роль в политической жизни страны играет ФСБ.

За годы правления Путина была восстановлена система тотального контроля со стороны спецслужб за деятельностью всех министерств и ведомств. В каждом из них на должностях заместителей руководителей и начальников департаментов сидят представители «органов», так называемые кураторы. Внутрь самого ФСБ встроена Служба экономической безопасности. СЭБ – нечто среднее между КГБ СССР и ЦК КПСС, которая организована по отраслевому принципу, где каждому сектору экономики соответствует своё контрразведывательное управление. Хозяйственную деятельность Сердюкова изначально контролировало управление «К» (финансовой контрразведки) этой службы.

Где бы ни работал Сердюков, будь то налоговая служба или министерство обороны, он находился под таким плотным чекистским колпаком, что каждое из его чудачеств фиксировалось сразу в нескольких ракурсах – в профиль, анфас, сверху и снизу. Сегодня нет такого Сердюкова в стране, на которого не было бы заготовлено десяти чемоданов компромата, ждущего своего часа. Но принять решение о том, чтобы эти чемоданы раскрыть, может только очень узкий круг особо доверенный лиц. И этот круг решает, простить ли «агенту Клаусу» его грехи, или утопить в «Рособоронсервисе».

Вся проблема в том и заключается, что Сердюков наказан не за коррупцию, не за беззастенчивое воровство и даже не вследствие служебных интриг или ведомственной борьбы. Его просто «отстрелили» как агента, который нарушил кодекс корпоративной чести, наказали публично и изощренно, и не исключено, что ещё заставят своими собственными руками расправиться с отнюдь не чужими ему людьми. От этой расправы веет средневековьем. Она демонстрирует лишь то, что в России все рабы, что любого, будь он хоть олигархом, хоть министром обороны, можно растоптать в пыль, и что закон – это лишь дубинка для наказания отступников и инакомыслящих. Опухоль сожрала один из своих метастазов, но при этом только укрепилась в своей силе.

Сердюков в какой-то момент забыл, кому он обязан своим возвышением, и боюсь, что принято решение вернуть его туда, откуда он вышел. В народ. Тень возомнила о себе, что она человек, и ей указали на её место.
Полит.ру

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: