Новая книга Гоар Рштуни

Издательский дом «Ключ-С» опубликовал книгу Гоар Рштуни «Веапар. Воспоминания о Вазгене Первом, католикосе всех армян».

Рассказывает Гоар Рштуни: К написанию книги меня подтолкнул разговор с польским журналистом, который летел со мной в самолёте из Львова в Москву.

Он рассказал о жизни после СССР, поговорили о польских армянах, я ввернула ему сразу, что Львов строили богатые купцы-армяне, потом, понимая, что задаю, возможно, бестактный вопрос, спросила:

– Правда ли, что 99% поляков – верующие? Может, из-за папы– поляка? И у вас нет атеистов?

Поляк очень обрадовался моему вопросу. Папы Иоанна  уже не было, но я хорошо помнила, каким авторитетом и уважением пользовался папа Войтыла во всех странах мира.

– Если б не эта вера, пришлось бы стать православными и сгинуть в России – ошеломил он меня, – а что касается Войтылы, он обладал абсолютным авторитетом в Польше! Абсолютным! Если у вас был такой человек, то вы тоже счастливы!

Конечно, он думал, что раз я лечу в Россию, этого человека должна иметь  Россия, страна, которая не признаёт никаких авторитетов, разве что Пушкина. И  горько подумала,  что как раз армяне имеют сколько хочешь авторитетов, боготворя их и мало прислушиваясь к ним, и счастливей не становясь, но это уже другая история. Но я ответила ему, что у нас, армян, при моей жизни, был человек, который считался авторитетом для всей нации, и диаспоры в том числе. Это был наш католикос, Вазген Первый.

Мы смотрели из иллюминатора на проплывающие облака и в душе каждого из нас таилась мысль: «А наш всё-таки лучше!

На русском языке я никогда не встречала книги о Вазгене Первом.
В ней я постаралась взглянуть на католикоса Вазгена глазами окружающих  его соратников, и насколько возможно, донести до читателя образ этого человека, одного из выдающихся армян XX века.

Отрывок из новой книги Гоар Рштуни.

«Выросла Манька в самой что ни на есть глубинке, в селе с непонятным названием Чалтырь. А от их села хоть и большущего, не маленького, но  даже у Хрущёва руки не дошли построить дорогу  до станции. Дорогу провёл  церковный человек, которого старожилы до сих пор почитают.
Бабушка Маньки, полунабожная женщина, очень любила ходить в церковь, ставить свечки, зажигать их, долго смотреть на них да помолиться за близких. Входя в церковь, осеняла себя бабушка Маня крестом, выходя – как и все, пятилась спиной к выходу. Но вне церкви бабушка Мария Апетовна была абсолютной атеисткой. Испортила её биология, которую она преподавала в школе, и, как водится среди биологов-атеистов, приложил руку сам сэр Чарльз Дарвин. Хотя дед, бывший одноклассник, в церковь и вовсе не ходил, но над Дарвином посмеивался:
– Господь-то нас создал, а уж на воле каждый  по-своему развивается.
Бабушка Мария деду никогда не возражала. Рука у деда была тяжелая, его все боялись, кроме жены. Но бабушка чтила мужа и невестку учила:
– Мужа люби и слушайся, их женская ласка в дом тянет!
Бабушка умела печь дивные пироги, терпеть не могла сказки, считая их мусором:
– Лучше бы мои конспекты на ночь деткам читать, они в этом возрасте всё усвоят и на всю жизнь.
Манька тайком всё же сказки читала. Чтоб не отставать от одноклассников. К счастью для Маньки, она обожала ритмику слова. Библиотекарша поинтересуется, чего ей надо, а она, смущаясь, просит:
– Мне чтоб сказка, но чтоб в стихах.
Это потом пошли другие книги. Все русские, про русских, для русских, и все книжки одна другой лучше…

В институте Манька задумалась:
– Почему все вокруг русские, а я – армянка?
Дед прищурился.
– Какая же ты армянка? Одно название!
– Ну уж нет, вся деревня армянская, и баба Маша, ну, и я, значит. Ты ведь тоже армянин!
– У меня прадеды и пра-прадеды армяне и все здесь родились, в России. Остальное– всё русское… Так что сам не пойму, кто я…
Но однажды дед показал, кто он. Позвонили из райкома и спустили инструкцию:
– Приедет армянский главный поп, всех армян соберите, будут указания.
Сначала собрались в школе, в физкультзале. Уже все знали, что приедет сам католикос, посетит их село, как самое большое, да в церкви сам прочтёт проповедь.
Инструктор Саркисов долго начинал и очень кратко закончил:
– Наша советская власть и коммунистическая партия ведут нас, стало быть, к победе коммунизма. Нечего проповедь вместо политчасов, стало быть, слушать! Попам не место ни в школе, ни в нашей жизни! Это пережиток прошлого, так что делайте выводы, Стало быть, сидите лучше дома, дороги-то вон как развезло от дождей!

Дед, высокий, жилистый, совсем ещё не старый, но выводы насчёт советской власти успевший сделать, неожиданно запротестовал:
– Во-первых, у армян не попы, а священники, а нашего главного зовут Католикос всех армян. Я пойду, мы тут, ясное дело, все пойдём в церковь. Церковь наша особенная, наши предки ещё при Екатерине с собой хачкар притащили, святое место!
– И я пойду, – заявила завуч школы, вдова старого коммуниста Ваграма, попавшего прошлым летом под гусеницы трактора.
– А я? Я тоже пойду! – поддержала её золовка, сельский врач.
– И я! Можно и мне?
Все собравшиеся негромко, но к Саркисовскому изумлению твёрдо заявили, что пойдут, негоже такого гостя по партийной указке встречать. К тому же, хотя католикос сидел в Эчмиадзине, единственной собственностью армян Нового Нахичевана в той, далёкой и настоящей Армении, был именно он, Католикос всех армян.
Инструктор Саркисов, само собой сам армянин, женатый на православной гречанке, тоже мечтающий посмотреть на настоящего католикоса, да ещё и всех армян, вместе взятых,  кляуз по церковной тематике поостерёгся и махнул рукой:
– Да хоть все, кто хочет, идите встречать, он же не дойдёт сюда пешком, по такой грязи-то. Такие люди пешком не ходят.

Селяне обеспокоенно смотрели то на пасмурное небо за окном, то друг на друга. В кои-то веки к ним такой великий человек собрался, единственная собственность чалтырцев в святом Эчмиадзине, сам католикос всех армян, а тут и погода, и дороги… Сколько раз писали и в райком, и в область, да что толку!
Назавтра стали подтягиваться селяне из соседних деревень, говорили, что католикос поедет и в Салы, где тоже прочтёт проповедь, и даже в Топты, каким-то чудом в Топтах не разрушили красивейшую церковь святого Спасителя, наверное, чья-то добрая рука не поднялась. Но когда и где будет католикос, никто не знал, ведала всем какая-то принимающая комиссия, а информацией с прихожанами, разумеется, не делилась. У местного почтальона Калуста Чалтахчяна была старенькая, но выносливая  лошадь, он вызвался под дождём контролировать возможные маршруты.

Дальше в каждом доме ново-нахичеванских деревень ещё много лет пересказывали восхищённый и невероятный рассказ Калуста о том, как католикос добирался до Чалтыря.
Во-первых, члены комиссии, партийцы и несколько даже православных попов, шумно отговаривали его святейшество Вазгена от посещения и Салы, и Топты, и Чалтыря. Пошли слухи, что чалтырцы тайно передали ему письмо с просьбой обязательно побывать в их церкви святого Вознесения, святого Амбарцума. Хитрых селян можно было понять, помнили бы долго о главном армянине, а там, глядишь, и дорогу бы провели, планируя после проповеди попросить посодействовать в таком важном для любого села деле.

Как Вазген Первый добирался до Топты, Калуст не успел увидеть, дальше сами жители могли потом рассказать, но доехав до еле заметной развилки, он стал очевидцем поразительной картины. На так называемой дороге посередь степи сгрудились машины, отобранные для такого случая, но дальше они не смогли проехать. Из машин вылезли все, кто привёз католикоса, а сам Вазген Первый и другие священники, подобрав длинные свои одеяния подмышки, бодро зашагали в сторону Чалтыря. Грязь была невероятная, машины понуро двинулись, буксуя и увязая в непролазной грязи. Стали опять уговаривать:
– Веапар, дальше не пройдём! – видимо, стесняясь того, что он не успеет ни обсушиться, ни помыться в деревенских условиях, – убеждали хозяева  высокого гостя.
Но Веапар был непреклонен, плохо знали хозяева армянского Пастыря. Ведь он знал, что его ждут и не представлял себе, как можно обмануть верующих армян, да ещё в этом заброшенном бездорожье, армянском островке среди могучей, известной своими «дорогами» России.
И все его армянские священники, в своих островерхих капюшонах и длинных одеяниях, задрали свои рясы и, хлюпая лёгкими черными туфлями, пошли за своим предводителем, утопая в грязи высотой сантиметров двадцать.
– Я даже хотел предложить свою лошадёнку, но постеснялся, а вдруг он на лошади сидеть не может, всё-таки не казак, а католикос, – утирая слёзы, Калуст каждый раз переживал эту незабываемую сцену вновь, кстати, после этого став верующим.
Наконец, показалась очень красивая чалтырская церковь святого Амбарцума, построенная ещё лет 200 назад. Народу собралось очень много, все стояли во дворах, вокруг церкви, а внутри она была набита до отказа. И прямо в таком виде, еле отодрав грязь с обуви, несмотря на усталость, прилипшие комки земли на одежде и неподобающий для Веапара вид после такой пешей прогулки, Вазген Первый прошёл к алтарю и взволнованно, необыкновенным своим чарующим голосом прочитал самую ценную для чалтырцев проповедь со времён Иосифа Аргутинского-Долгорукого.

– Трудно вообразить, что переселенные 200 лет назад со времен Екатерины Великой и трудами и под предводительством Иосифа Аргутинского, армяне, сумевшие обжить пустынные земли и привести к расцвету южные области России, сегодня находятся в таком жалком состоянии. Когда ваши деды переселились сюда, на этих землях селились лишь змеи да скорпионы. – обратясь к сегодняшнему состоянию дорог, сказал он в конце.
С мокрыми от слёз глазами он заверил чалтырцев, что поговорит с властями о дороге к селу.
С кем потом говорил Вазген Первый, может, с самим генеральным секретарём, а может, с областным руководителем, никто толком и знать не мог, но дорогу к Чалтырю не только провели, но и доложили об этом в Эчмиадзин самому Веапару.

Бабушка после этого в церкви появлялась уже с дедом, они зажигали свечки, чинно вставали у алтаря, а расходясь, первым делом  вспоминали своего необычного католикоса, и Манька потом тоже стала ходить туда, сама не зная почему, любуясь ещё издали такой красивой церковью. Чем-то она стала её притягивать. А селяне будто ещё крепче полюбили свою церковь-красавицу, справедливо рассудив, что они всё же армяне и никуда от этого не денутся. Даже воскресную школу в доме саркавага Арутюна устроили, католикос с собой буквари привёз, подарил, потом ещё прислал».

комментария 2

  1. Интересно. А как можно найти, на каком сайте?

  2. А книгу можно прочитать он-лайн или скачать?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: