Ара Папян: Правовые основы и пути решения Армянского вопроса

Выступление на Конгрессе комитетов Ай Дата
Уважаемые присутствующие, глубокоуважаемые друзья!
Нынешняя Республика Армения стоит перед судьбоносным перепутьем. От наших дальнейших шагов зависит, какими будут ближайшие годы: годами потерь или приобретений. Перед нами стоит насущная задача нейтрализовать имеющиеся вызовы и развернуть их в положительном для нас направлении.
Поскольку коллективный потенциал РА, как и армянского народа, в политическом, экономическом или военном сферах уступает, и пока будет уступать общему потенциалу Турции и Азербайджана, следовательно, необходимо весь процесс борьбы и сопротивления переместить в иную сферу, где РА не только не уступает им, но и имеет ощутимое превосходство.

То есть необходимо переместить армяно-турецкие отношения в правовое поле и всем имеющимся в этих отношениях проблемам дать правовые решения и формулировки.

В то же время, последовательной работой в народе, проживающем в Армении, нужно утвердить восприятие Ай Дата таким, что его цели тесно и непосредственно связаны не только с настоящим РА, но и ее будущим. Необходимо предельно аргументировано показать, что значительную часть стоящих перед нами внешних вызовов будет возможно нейтрализовать только приобретением новых внушительных рычагов влияния на наших соседей. Причем необходимо обосновать, что подобную возможность нам может предоставить победный исход Ай Дата, то есть подтверждение наших прав на территории, de jure образующие часть РА, однако пока находящиеся под турецкой оккупацией. А для того, чтобы это сделать, имеется вполне реалистичный и выполнимый путь. Для четкого представления сказанного мною, нужно проанализировать в свете международного права все те документы, которые касаются армяно-турецкой границы, уточнить их нынешний статус, обозначить наши задачи.

Начнем с международных договоров.

В предшествующий Первой мировой войне отрезок времени и последующие годы было заключено 6 договоров, которые, в той или иной мере, касались армяно-турецкой границы.

Вначале, что же такое международный договор?

Соглаcно официальному указателю-руководству ООН, «международные договоры есть соглашения между субъектами международного права, посредством которых они создают, подвергают изменению или прекращают взаимные права и обязанности»[1]. То есть для узаконивания договора необходимо, чтобы каждая из сторон, заключающих договор, была субъектом международного права – полномочным представителем законного правительства международно признанного государства. Исходя из этого аспекта, обратимся в хронологическом порядке к каждому из договоров, касающихся армяно-турецкой границы, и определим их статус в соответствии с международным правом.

1. Первый по хронологии — Брест-Литовский договор, подписанный 3 марта 1918 г., и его дополнение.

Придя к власти в октябре 1917 г. путем вооруженного переворота, большевики уже через несколько месяцев оказались в крайне тяжелом положении. 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске они заключили позорный пораженческий договор, по которому пошли на колоссальные территориальные уступки в Европе. На Среднем Востоке большевики пошли на существенные уступки терпящей поражение и стоящей на грани исчезновения Османской империи. В частности, по 2-му и 3-му параграфам 4-ой статьи Брест-Литовского договора большевики обязались возвратить туркам не только занятые в ходе войны территории Западной Армении (или «провинции Восточной Анатолии», как записано в договоре), но и с 1878 г. составляющие часть Российской империи «области Ардагана, Карса и Батума».

Подвергнем краткому исследованию Брест-Литовский договор с точки зрения международного права. Данный договор незаконен и недействителен, в соответствии с этим не имеет каких-либо правовых последствий для армяно-турецкой границы по двум причинам:

а) большевики в 1918 г. не представляли законные и признанные власти России, следовательно, были неправомочны вступать в международные отношения, тем более заключать договор от имени России (к этой концепции более обстоятельно обратимся, рассматривая Московский и Карсский договоры);

б) Брест-Литовский договор был признан недействительным самими его подписавшими сторонами (20 сентября 1918 г. Россией, а 30 октября 1918 г. – и Турцией (по 11 статье Мудросского перемирия)).

2. Следующий по хронологии договор – Севрский договор, заключенный 10 августа 1920 г.

Севрский договор – законен, поскольку все заключающие стороны являлись законными и признанными властями своих стран. Вокруг договора, согласно установленному порядку, велись длительные переговоры, и от имени Османской империи договор подписал ее полномочный представитель. Севрский договор не удостоился полной ратификации (следовательно, остается несовершенным (unperfected), однако он и недействительным никогда не объявлялся (следовательно, остается законным, но не вступившим в силу (valid but not in force).

Является ошибочным то распространенное представление, будто Севрский договор определял границу между Арменией и Турцией. Это не так. По 89 статье Севрского договора стороны согласились обратиться к президенту США с просьбой арбитражным решением определить границу Армении и Турции, и принять это решение незамедлительно. По 90 статье того же договора Турция переподтвердила свою линию, закрепив: «Со дня принятия арбитражного решения Турция отказывается от всех прав и титула в отношении передаваемой [Армении] территории».

22 ноября 1920 г. президент США Вудро Вильсон подписал и заверил государственной печатью США Арбитражное решение о границе Армении и Турции. То есть с 22 ноября 1920 г. Арбитражное решение вступило в силу. С этого дня турецкие права и титул в отношении провинций Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд, образующих часть бывшей Османской империи (в общей сложности 103 599 кв. км), объявлялись недействительными, и de jure признавались права и титул Республики Армения.

К арбитражному решению президента США Вудро Вильсона как к самому сильному аргументу армянских прав более обстоятельно обратимся ниже.

3. Следующий по хронологии – Александропольский договор, заключенный 3 декабря 1920 г.

Это одна из любимых тем советской армянской историографии, поскольку она давала возможность обвинять в измене «Дашнакцутюн», а большевиков представлять в качестве спасителей нации. Проведение исторических исследований не является нашей задачей. Наша цель – рассмотреть Александропольский договор с точки зрения международного права. Александропольский договор незаконен и недействителен, во-первых, по той причине, что ни одна из заключающих его сторон не имела на это полномочий. Заключающие договор с армянской стороны уже не являлись властью, а заключающие со стороны Турции еще ею не были. Обе стороны действовали ultra vires[2], то есть превысили свои полномочия. Общеизвестный факт, что сдача власти со стороны последнего законного правительства РА имела место 2 декабря 1920 г. согласно соглашениям, заключенным «между полномочным представительством РСФСР и правительством Республики Армения»[3]. Об этом был осведомлен также и Кязым Карабекир, когда 3 декабря (в ночь со 2-го на 3-е)[4] подписывал Александропольский договор. Александропольский договор незаконен также из-за того, что подписывался под попирающей принципы международного права открытой угрозой применения силы[5].

4. Следующий по хронологии договор – Московский договор, заключенный 16 марта 1921 г.

Как записано в преамбуле Московского договора, он заключен между «правительством РСФСР и правительством Великого национального собрания Турции». Поскольку статус каждого договора является производным от правового статуса его заключающих, следовательно, в первую очередь необходимо прояснить статус каждого из них по состоянию на 16.03.1921 г.

а) Статус Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) в 1921 году.

В момент заключения договора признанного государства «Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика» не существовало, следовательно, не было и такого субъекта международного права. Естественно, его правительство не имело полномочий заключать какой бы то ни было международный договор. Законное международное признание РСФСР – уже СССР – началось только с 1 февраля 1924 г. признанием Великобританией[6]. Имевшие место до 1924 г. так называемые признания не породили каких-либо юридических последствий, поскольку, в свою очередь, исходили от непризнанных стран или правящих режимов. Чтобы признание считалось таковым законно, оно должно быть совершено в свою очередь признанным законно субъектом международного права[7]. К примеру, в 1920 г. Советское правительство признало страны Балтии, однако это признание не было принято Союзными силами на том основании, что Советское правительство, в свою очередь, не является законно признанным [9]. Подобный подход дублируется судебными решениями. Так, в судебном деле «РСФСР против Сибрарио» (RSFSR vs. Cibrario) (1923 г.) суд США отказал в принятии иска Советскому правительству на основании, что последнее не является признанным[10]. Подобное решение на том же основании вынес и Верховный суд Швеции в судебном деле «Советское правительство против Эриксона» (Soviet Government vs. Ericsson) (1921 г.)[11].

Вышеуказанные и десяток других судебных вердиктов и правительственных решений подтверждают тот принцип международного права, что правительства, с юридической точки зрения, без признания не существуют, следовательно, не могут развертывать какую-либо юридическую деятельность (заключение договоров, присвоение или лишение гражданства, участие в судебном процессе и др.)[12].

б) Статус Великого национального собрания Турции в 1921 г.

По существу, сказанное выше о советской власти и правительстве, полностью относится и к так называемому правительству Великого национального собрания Турции, от имени которого турецкая сторона подписывала Московский договор. Памятно, что даже сами кемалисты не имели каких-либо претензий считать их полномочными представителями Турции в случае наличия законных властей. Они заключали договоры не от имени Турции или правительства Турции, а от имени «правительства» структуры, называемой «Великим национальным собранием Турции». Великое национальное собрание Турции по своему статусу являлось общественной организацией (NGO), и в ней были объединены бывшие депутаты, отставные военные и чиновники. Объединенные организации бывших чиновников были и есть в различных странах мира, в том числе, и в Армении, однако ни одна из них не имеет права заключать межгосударственные договоры от имени страны. Администрация Мустафы Кемаля не имела какой-либо правовой основы представлять турецкое государство в межгосударственных отношениях. Несомненно, по меньшей мере, до ноября 1922 г., то есть до отбытия султана Мехмеда VI из Турции, именно правительству последнего были предоставлены полномочия вступать в международные отношения, только султан мог поручить какому-либо лицу действовать от имени страны[13].

Вообще, движение кемалистов начиналось и протекало с ущемлением османской конституции и нарушениями международного права в виде восстания против законной власти страны – султан-халифа и нарушения Мудросского перемирия (30 октября 1918 г.). В 1921 г. Кемаль был просто находящимся в бегах уголовным преступником. И по этой причине еще 11 апреля 1920 г. фетвой (кондаком) высшего духовного иерарха империи – шейх-уль-ислама Кемаль был приговорен к смерти. 11 мая того же года вердикт о смертном приговоре в отношении него вынес также и турецкий военный трибунал. 24 мая 1920 г. этот приговор был утвержден султаном.

В дополнение к этому: часть Московского договора, относящаяся к Армении, является еще одним нарушением международного права, поскольку договоры могут касаться только сторон, подписывающих договор, и каких-либо обязанностей или прав для третьей стороны, не составляющей часть договора, не создают[14].

5. Следующий договор, относящийся к армяно-турецкой границе – Карсский договор, заключенный 13 октября 1921 г.

Карсский договор также незаконен и недействителен, поскольку ни одна из сторон, заключивших договор, не являлась субъектом международного права. В отрывке, относящемся к Александропольскому и Московскому договорам, о кемалистах уже говорилось. Обратимся к статусу Арм. ССР, которая и являлась одной из сторон, заключивших договор с кемалистами. Бесспорно, Советская Армения никогда не являлась субъектом международного права. Она никогда не была признана со стороны какого-либо иного субъекта международного права, никогда не могла вступать в отношения с другими странами. Проще говоря, она никогда не имела посольств, и никогда ни один посол не был аккредитован от имени Арм. ССР. А «возможность вступать в отношения с другими государствами» (to enter into relations with the other states) является одним из 4 признаков государственности, который закреплен в 4 пункте первой статьи Конвенции 1933 г. о правах и обязательствах государств в Монтевидео (Convention on Rights and Duties of States, Montevideo, 1933). В составе СССР просто имелась административно-территориальная единица «Арм. ССР».

6. Последний по хронологии договор, к которому мы считаем нужным обратиться, — Лозаннский договор, заключенный 24 июля 1923 г.

Вначале об одном очень распространенном заблуждении. С заключением Лозаннского договора Севрский договор не объявлялся недействительным. Какой-либо договор или международное обязательство в условиях заключения нового договора сами по себе недействительными не бывают. Договор становится недействительным не иначе как объявлением его недействительным. Причем договор может быть объявлен недействительным только согласием всех, повторяю: всех сторон, являющихся частью предыдущего договора, с четким объявлением об этом и закреплением данной действительности в следующем договоре. Лозаннский договор не объявлял недействительным Севрский договор. В Лозаннском договоре вообще нет какого-либо упоминания о Севрском договоре. Да, согласно международному праву, страны, заключившие договор, следующим договором правомочны подвергнуть пересмотру положения предыдущего. Однако измененные или нововведенные положения имеют юридическую силу только для стран, подписавших новый договор, для остальных же продолжают оставаться в силе положения предыдущего договора. Это четко закреплено в статьях 39, 40 и 41 Венской конвенции о праве Договоров. Севрский договор подписали 18 стран, а Лозаннский – всего 7. И именно для стран, не участвовавших в Лозанне, юридическим является Севрский договор, а для стран, подписавших Лозаннский договор, юридическими являются те положения Севрского договора, которые не изменились в Лозаннском договоре.

Более того, Лозанна не только не отменяла армянские права, но и, согласно 16-ой статье, переутверждала их. Так, Лозаннский договор возвращается к турецко-болгарской, турецко-греческой и турецко-сирийской границам, в соответствии с этим уточняет территории, принадлежащие Турции только в этих частях страны. А поскольку 16-я статья Лозаннского договора объявляет, что Турция отказывается от всех тех территорий, на которые по Лозаннскому договору не признавалось самовластие Турции, а по Арбитражному решению Вильсона на территориях, предоставленных Армении, Лозаннский договор не признавал турецкое самовластие, следовательно, Турция еще один раз подтвердила свой отказ от Вильсоновской Армении.

Сейчас обобщим результаты наших исследований и вернемся к многократно упоминаемому и, по моему убеждению, являющемуся опорой Ай Дата и гарантией его успеха Арбитражному решению президента США Вильсона.

Но перед этим одно уточнение:

Верно, что Венская конвенция о праве договоров была принята в 1969 г. и не имеет обратной силы, как объявлено в 4-ой статье конвенции, все-таки ясно, что все те стандартные концепции, с помощью которых мы взяли на рассмотрение вышеуказанные договора, в международном праве присутствовали и действовали века, то есть, говоря на латинском, были jus cogens – обязательными для всех и не подлежащими кассации. Они просто были перезакреплены в Венской конвенции. И как подтверждает 53-я статья той же конвенции, договор является недействительным, если в момент заключения была нарушена какая-либо, не подлежащая кассации и нашедшая признание в международном праве, концепция, то есть какое-либо jus cogens.

Следовательно, из 6 договоров, взятых на рассмотрение, 4 – недействительны, поскольку каждый из них был заключен с нарушением сразу нескольких jus cogens.

Недействительными договорами являются:

• Брест-Литовский договор,
• Александропольский договор,
• Московский договор и
• Карсский договор.

Севрский договор является законным и действительным, однако он не вступил в силу, поскольку не был полностью ратифицирован.

А действительный и законный Лозаннский договор, как было сказано, касается Армении косвенно.

Теперь, как я обещал, о являющемся опорой Ай Дата и гарантией его успеха Арбитражном решении (Arbitral Award) президента США Вудро Вильсона.

Сначала небольшой исторический экскурс. 25-26 апреля 1920 г. Верховный совет Союзников и союзнических сил (Supreme Council of Allied and Associated Powers), состоявший из представителей Великобритании, Франции, Италии и Японии, принял решение обратиться к президенту США с двумя просьбами:

1) принять мандат на Армению,
2) в соответствии с арбитражным решением определить границу Армении и Турции[15].

Та же просьба в виде 89-ой статьи была включена в Севрский договор, и уже от имени Армении и Турции, а также почти 20 стран, подписавших договор, направлена президенту США. Президент США, уполномоченные органы (госсекретариат, министерство обороны и администрация президента) и соответствующая рабочая группа (под руководством проф. Вестермана) тщательно изучили иск и утвердили арбитражное решение. Вудро Вильсон подписал арбитражное решение 22 ноября 1920 г. 6 декабря оно было официально направлено в Париж – в Верховный совет Союзных сил. Официальное и полное наименование этого решения – «Решение президента Соединенных Штатов Америки о границе между Турцией и Арменией, выходе Армении к морю и демилитаризации турецкой территории, прилегающей к армянской границе».

Содержание арбитражного решения

Согласно арбитражному решению, титул и права Республики Армения признавались в отношении провинций Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд бывшей Османской империи, — в общей сложности 103599 кв. км. Это было вдвое меньше той территории, на которую признавался армянский титул по 24-ой статье Мудросского перемирия. Подобное существенное сокращение было обусловлено тем обстоятельством, что уже в это время были выявлены огромные человеческие потери армян вследствие армянского Геноцида.

Современный статус арбитражного решения

Арбитражное решение окончательно и обязательно для исполнения[16]. Оно не имеет временного ограничения[17], и его статус не зависит от дальнейшей судьбы решения. Международное право, в частности, 81-ая статья Гаагской конвенции (1907 г.), в которой был обобщен и зафиксирован статус арбитражных решений, вообще не предусматривает отмены решения[18]. В соответствии с международным правом, стороны, соглашаясь представить свой спор на арбитражное решение, раз и навсегда принимают, что любое решение арбитра будет обязательным для исполнения с их стороны[19]. Отказ одной из сторон от исполнения арбитража не влияет на подлинность решения. Таким образом, поскольку арбитражный иск был представлен не только со стороны Армении и Турции, но и 16 других стран, следовательно, решение обязательно для всех истцов, которыми на данный момент являются следующие страны: Соединенное Королевство, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка, Индия, Пакистан, Бангладеш, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Греция, Польша, Португалия, Румыния, Чехия, Словакия, Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония и Черногория. Оно обязательно также для арбитра – Соединенных Штатов, поскольку любая официальная позиция президента США является позицией страны[20], и шаги, предусмотренные арбитражем, обязательны для исполнения[21].

Сейчас о самом важном.

Какими должны быть наши дальнейшие шаги?

В первую очередь мы не только должны объявить, что мы – нация, имеющая государство, но и действовать должны, как таковая. То есть должны воспользоваться нашим статусом международного субъекта.

Поскольку международное право и многочисленные межгосударственные документы, такие, как, например, Хельсинкский заключительный акт по безопасности и сотрудничеству в Европе (часть 10, §1), под которым имеется также и подпись Турции, требуют от обязующихся стран «добросовестного выполнения» принятых на себя международных обязательств, «вытекают ли они из общепризнанных принципов и норм международного права, или же вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются», следовательно, Республика Армения может и обязана на основе международного права защищать свои интересы, то есть должна обратить внимание Совета Безопасности на то обстоятельство, что Турция не выполняет обязательства, взятые на себя по Арбитражному решению Вильсона, следствием чего стали — международное, то есть, армяно-турецкое, противостояние и спор. Республика Армения как страна-член ООН на основе 1-го пункта 35-ой статьи Устава ООН полностью правомочна «привнести вниманию Совета Безопасности или Генеральной Ассамблеи любой спор или ситуацию, которая по своему характеру соответствует указанному в 34-ой статье [данного Устава]». А 34-я статья Устава ООН констатирует: «Совет Безопасности может взять на рассмотрение любой спор или ситуацию, которая может привести к международной напряженности или вызвать спор — для решения: может ли продолжение данного спора или ситуации угрожать международному миру и сохранению безопасности». Очевидно, что нынешняя ситуация уже привела к армяно-турецкому противостоянию и разногласиям, и все это – следствие невыполнения международных обязательств, взятых на себя Турцией. В то же время, Армения при помощи посредника, например, — США, может обратиться к Турции, чтобы совместно обратиться в Международный Суд ООН (на основе подпунктов а) и б) 2-го пункта 36-ой статьи устава Международного суда) для уточнения нынешнего статуса Арбитражного решения Вудро Вильсона. Параллельно Армения должна представить иск в Генеральную Ассамблею ООН, чтобы последняя, согласно 65-ой статье устава Международного суда, обратилась в Международный суд для разъяснительного мнения (advisory opinion) об Арбитражном решении Вильсона.

Хочу подчеркнуть, что стремление Армении разрешить армяно-турецкое противостояние привлечением международных структур, не может рассматриваться как стремление обострить отношения, но напротив, может расцениваться, как волевой и положительный шаг в направлении решения текущих задач на основе международного права и эхо участившихся в последнее время призывов к армяно-турецкому примирению. Это по части РА.

Спюрк, в частности, армянская община США, тоже может обратиться к действенным шагам. Согласно 10 пункту 8 части 1 статьи Конституции США, Конгресс США правомочен определять нарушения международного права и наказывать нарушителя. «The Congress shall have power to define and punish offenses against the law of nations». Тем более, это касается тех случаев, когда в принятии решений на основе международного права участвовало высшее должностное лицо США — президент страны Вудро Вильсон. В соответствии с этим, каждый член Конгресса или группа членов любой из палат Конгресса может выступить со следующей интерпелляцией:

Является ли невыполнение со стороны Турции Арбитражного решения президента Вудро Вильсона об армяно-турецкой границе (22.XI.1920 г.) нарушением международного права? Если да, то какие шаги предпринимает исполнительная власть США для наказания нарушителя международного права?

Конгресс не может с легкостью отказаться от рассмотрения этого вопроса, поскольку, по существу, это является пересмотром вопроса, а Конгресс правомочен время от времени возвращаться к судьбе объявленных им установок и рекомендаций.

Хочу напомнить, что еще в 1927 г. Конгресс, точнее, одна из его палат – Сенат уже один раз четко выразил свою установку по Арбитражному решению Вильсона. Так, 18 января 1927 г. Сенат США, в полномочия которого входит ратификация международных договоров, отказался ратифицировать американо-турецкий договор (Лозанна, 6 августа 1923 г.) и, следовательно, признать нынешнюю Турецкую Республику[22]. Для отказа от договора имелось три причины, и первой из них было невыполнение Турцией взятых на себя обязательств в отношении Армении по Арбитражному решению президента США Вильсона: «Failed to provide for the fulfillment of the Wilson award to Armenia»[23].

Учитывая, что в двух палатах нынешнего Конгресса США именно демократы составляют большинство, можно использовать также партийный фактор. Программа Демократической партии 1928 г. не только снова подтверждала права армян, но и выражала поддержку тем последовательным усилиям, которые будут направлены на осуществление обещаний и обязательств, данных Армении и армянскому народу во время Первой мировой войны и после этого со стороны США и Союзных сил: «We favor the most earnest efforts on the part of the United States to secure the fulfillment of the promises and engagements made during and following the World War by the United States and the allied powers to Armenia and her people».

Сегодня наше национальное существование вступило в новую фазу. Мы вновь завоевали нашу государственность, снова стали полноправным членом избранной семьи наций, имеющих государство. Мы справедливо гордимся нашей национальной государственностью, однако, к сожалению, еще не полностью используем возможности, предоставленные данной государственностью. Государственность подразумевает носителя международного права, то есть субъект, который может защищать свои интересы и достигать своих целей на основе международного права. Ай Дат, то есть вопрос достижения справедливых прав армян, в первую очередь, вопрос, касающийся государств Армения и Турция, следовательно, он международный — межгосударственный, он — вопрос права. Международное право, которое сегодня нам, армянам как нации, и РА как государству, дает не подлежащее торгу право стать хозяином своего наследия. В последние 50 лет Ай Дат преимущественно являлся работой, направленной на международное признание Геноцида армян. И это было совершенно понятно, поскольку зависело от нашего состояния отсутствия государственности. В то же время полагаю, что он был скорее способом, чем целью. Ныне настал момент от признания геноцида постепенно переместить акцент на истинное владение своими требованиями. И сколь невероятно бы это не прозвучало, на поле владения требованиями наши позиции более сильны и аргументы более мощны, чем даже в процессе признания геноцида, потому что права на территориальную и материальную компенсацию базируются на двусторонних и многосторонних межгосударственных документах, взятых на себя не подлежащих торгу обязательствах государств в отношении Республики Армения и, в первую очередь, не подлежащих кассации обязательствах турецкого государства перед РА и самыми могущественными современными государствами мира – привести в исполнение Арбитражное решение.

Процессы в мире развиваются со всевозрастающей скоростью, и не всегда эти процессы нам на пользу. У нас нет времени на промедление.

Настало время принятия серьезных решений и более серьезных шагов.

[1] Manual of Terminology of Public International Law (by Paenson I.), UN, NY, 1983, p. 38
[2] Wildhaber L. Treaty Making Power and Constitution. Basel-Stuttgart, 1971, p. 150
[3] Վրացեան Ս. Հայաստանի Հանրապետութիւն. Թեհրան, 1982, էջ 501-2. То, что договор был подписан 3 декабря, подтверждено также Ататюрком (Ataturk. A Speech delivered by Mustafa Kemal Ataturk 1927. Istanbul, 1963, p. 418)
[4] Vienna Convention on the Law of Treaties, 1969. UNO, NY, Article 52
[5] Toynbee A. J. Survey of International Affairs 1924. London, 1926, p. 491
[6] Moore J. B. Digest of International Law. Washington, 1906, vol. I, p. 73. Имевшие место до 1 февраля 1924 г. так называемые признания не создают каких-либо юридических последствий, поскольку они исходили от непризнанных стран или властей: Эстония 02.02.1920; Литва 30.06.1920; Латвия 11.08.1920; Польша 12.10.1920; Финляндия 14.10.1920; Иран 26.02.1921; Афганистан 28.02. 1921; Турция 16.03.1921; Монголия 05.11.1921 (Schuman F.L. American Policy toward Russia since 1917: A Study of Diplomatic History, International Law and Public Opinion. London, 1928, p. 351)
[7] Papers Relating to the Foreign Relations of the United States, 1920. Washington, 1936, v. III, p. 462 (The Secretary of States (Colby) to the Ambassador in Great Britain (Davis), August 2, 1920, p. 461-3)
[8] Hudson M. O. Annual Digest of Public International Law. Cambridge, 1931-1932, сase No. 28, p. 114; Chen T.-C. The International Law of Recognition. London, 1951, p. 137
[9] Chen T.-C. Ibid, p. 137; Hudson M. Annual Digest… 1919-22, сase No. 30
[10] Chen T.-C. Ibid, p. 138
[11] O’Connell D. P. State Succession in Municipal Law and International Law. Cambridge, 1967, v. I, p. 211
[12] Jankovic B. M. Public International Law. NY, 1984, p. 302
[13] The Treaties of Peace, 1919-1923. NY, 1924, vol. I, p. xxxii
[14] A Dictionary of Arbitratiion and its Terms (ed. K. Seide). NY, 1970, p. 32
[15] Wildhaber L. Ibid, p. 98
[16] Manual… Ibid, p. 693-4
[17] A Dictionary… Ibid, p. 27
[18] Wright Q. The Control of American Foreign Relations. NY, 1922, p. 38
[19] Collier J. The Settlement of Disputes in International Law. Oxford, 1999, p. 265
[20] Unperfected Treaties of the United States of America (1776-1976) (ed. & ann. Wiktor C. L.), 1919-1925. NY, 1984, v. 6, p. 421; Gordon L. J. Turkish-American Political Relations. Am Polit Sci Rev 1928; 22(3): 721
[21] Lausanne Treaty is Defeated. Davenport Democrat, 19 Jan 1927, p. 1.

Ара Папян, руководитель центра «Модус Вивенди». Ереван, 13 марта 2007 г.
Перевод с армянского — Пандухт

комментария 2

  1. Зачем копаться в истории на которую всем наплевать?Какую справедливость можно ждать в сегодняшнем мире,где все цинично до беспредела?Только сила основа всех справедивостей в этом мире.Иначе как понять признание независимости Косово,Абхазии ,Юж Осетии и полное и упорное отрицание НЕзав.Арцаха,где государств.выше чем в других странах.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: