Դավիթ Բալայան «Հյուսիսափայլ» – 63 / Давид Балаян «Юсисапайл. Далекое и близкое» – 63

Глава шестьдесят третья

В предыдущем варианте рукописи этой книги 63-я глава была заключительной, хотя планировались, по крайней мере, еще 9 глав. Вот как объяснялось решение завершить книгу именно этой главой.

«Оглядываясь назад и заново переживая события тех лет, я вдруг поймал себя на желании завершить книгу именно на 124-ом (геноцидном) номере «Юсисапайла». Но не для того, чтобы оставить читателю возможность домысливать все происходившее в следующие месяцы и годы, приведшие к вынужденному закрытию «Юсисапайла».
Во всяком случае, не только для этого.
Мне показалось, что лишь таким способом я смогу адекватно выразить свое крайнее возмущение действиями тех, кто назначал себя нашими руководителями и при этом видел самую главную опасность в нашем свободном слове. Мы нужны были им в качестве бессловесных овец, с радостным блеянием приветствующих новых пастухов и равнодушно взиравших на жестокую расправу с прежними кумирами.
Одним из таких кумиров был как раз «Юсисапайл», который, правда, не занимал должностей и не контролировал денежные потоки; он лишь пытался в меру своих скудных сил и возможностей быть гласом нации, выразителем ее надежд и ожиданий. И, вероятно, выполнял свою миссию достаточно эффективно, раз наши «власть и деньги имущие» не ограничились позицией игнорирования общественного мнения, которое воплощается как раз через независимые СМИ.
Им надо было образцово-показательной расправы в назидание будущим «дон-кихотам».
И, надо сказать, урок оказался наглядным; с уходом «Юсисапайла» с информационного поля Москвы, здесь воцарилась умилительная тишь да гладь.
А сам уход произошел в апреле 2004 года с выпуском 133-го (тоже геноцидного) номера «Юсисапайла».
Мнац баров, жоговурд!»

Но уже тогда было очевидно, что книгу надо продолжать и довести до логического завершения. Об этом и говорили те читатели, которые потрудились высказывать свое мнение, за что им отдельное спасибо.

Итак,  16 мая 2002 года вышел в свет 125-й номер «Юсисапайла».На седьмой полосе была опубликована реплика «Юсисапайла»

КТО УПОЛНОМОЧИВАЛ САР?

“Юсисапайл” уже сообщал, что 22 марта  в конференц-зале “Президент-отеля” Союз армян России провел свой  съезд, на который наша газета не была допущена. Вел съезд вице-спикер Госдумы Артур Чилингаров; следуя повестке дня, он ознакомил собравшихся с проектом письма Президенту России о ситуации, сложившейся в Армянской церкви Москвы. Озвучив текст письма, Артур Николаевич возмутился и даже отказался вообще ставить его на обсуждение, заявив, что с такими просьбами и в такой форме к Президенту России нельзя обращаться.

Однако, когда участники съезда, исполнив отведенную им роль хлопающих в ладони и по команде поднимающих руки статистов, разъехались по домам, это письмо ушло адресату за подписью господ Абрамяна и Миграняна.

Пренебрежение к приезжавшим в Москву статистам проявилось еще и в том, что им не “доверили” избрание исполнительного правления, который, в обход устава и съезда, образовали уже потом по своему усмотрению.

Но зато высокопоставленных гостей съезда из числа чиновничества обхаживали, превозносили, да еще и осыпали золотыми крестами и бриллиантами. Поэтому неудивительно, что буквально на второй день съезда, 23 марта, к воротам церкви “Сурб Арутюн” подкатили два автобуса с автоматчиками, которые заблокировали ворота и устроили повальную проверку докуметов. В тот же день по цепочке пошла команда запретить реализацию “Юсисапайла” в точках распространения.

Армянская общественность Москвы начала испытывать определенное беспокойство в отношении целей и, главное, методов этой немногочисленной, но весьма обильно финансирумой организации. Инициировав против армянских структур Москвы “холодную” войну с применением омона, судов и мафиозников, САР одновременно присвоил себе право делать заявления от имени армян России, в том числе и армян Москвы.

Но к чему все это может привести,  мы увидели на примере Краснодарского края.

Напомним, что этот регион всегда был очень сложным; там активно работали враждебные армянам эмиссары, распространялись фальшивки от имени Катогикоса Вазгена Первого и, в результате, частенько приходилось гасить волнения на межнациональной почве.

И, к тому же, с недавних пор тут очень активно стали работать турецкие спецагенты…

Достигнутое путем длительных переговоров и уговоров зыбкое состояние мира в регионе было грубо и глупо нарушено в прошлом году, когда туда приехала наспех собранная делегация САРа. В узкоформатной встрече с руководством края гости из Москвы стали вдруг пугать местных бонз обилием контролируемых ими армянских голосов. Чтобы бонзы действительно испугались, на губерноторских выборах САР выдвинул своего кандидата, за которого, правда, не проголосовали сами армяне края.

Бонзы отреагировали только после выборов, причем отреагировали адекватно и приурочили это к съезду САРа: “раз вы шантажируете нас обилием контролируемых вами голосов, мы сделаем так, что этих голосов здесь станет существенно меньше”.

Уже всем очевидно стремление САРа манипулированием голосами армян России  извлекать политические и иные выгоды: ведь об этом так откровенно говорилось на их учредительном съезде! Но эти люди в то же время настолько циничны, что даже не скрывают свое полное безразличие к конкретным личностям; как они заявляют, их интересуют только голоса в комплексе в виде статистических данных. На решение проблем конкретных людей они не отстегнут ни гроша, а вот сделки с голосами, на их взгляд, — вполне удачное вложение капитала: можно с выгодой продавать эти голоса всем желающим партиям, а кто и как проголосовал, — поди-ка, проверь!

Именно поэтому деньги инвестируются только в те проекты, реализация которых докажет потенциальным покупателям наличие у САРа контролируемого электората: в регионах арендуются помещения, которые оснащаются оргтехникой и зарплатой для двух-трех функционеров.

И именно с этой целью и произошло структурное поглощение разветвленной Российской епархии Армянской церкви.

Но самое большее беспокойство вызывают политические взгляды верхушки САРа; главный идеолог этой структуры был одним из инициаторов создания и активным членом так называемой “Турецко-армянской комиссии по примирению”, а президент САРа в недавнем выступлении по “Всемирному русскому радио” пустился в откровенную протурецкую пропаганду.

Не создали ли наши враги себе возможность действовать внутри армян и говорить от имени армян?

Если это не так, то САРу необходимо скорректировать свою политику: прекратить выступать от имени всех армян России, а также начать сотрудничать с существовавшими до них армянскими структурами, отказавшись от конфронтационно-враждебных действий.

Зомбирование людей путем еженедельных концертов и банкетов, конечно, не проходит бесследно и кое-кого ввергает в состояние телячьего восторга, однако, здравомыслящим людям уже абсолютно все понятно. Поэтому мы и заявляем со всей ответственностью: Союз армян России не уполномочен армянами говорить от их имени, ибо даже в Москве он составляет подавляющее меньшинство!

Редакция “Юсисапайла”

 ОЧЕРЕДНОЙ ПОСОЛ

В предыдущем номере “Юсисапайл” сообщил, что новым послом Армении в России, вероятно, будет ректор Ереванской консерватории Армен Смбатян. Номер был сдан в типографию 12 апреля, а 15 апреля президент Армении Роберт Кочарян подписал указ о назначении Смбатяна послом в Москве.

Армен Смбатян в 1996-1999 годах (при Левоне Тер-Петросяне) возглавлял Министерство культуры Армении, потом был председателем армянского общества культурных связей, затем директором телеканала “Культура” (ныне “Прометей) московского бизмесмена Сеника Геворгяна, а до недавнего времени, как мы уже отметили, ректором консерватории. Кстати, освободившееся после назначения Смбатяна послом кресло ректора скорее всего займет нынешний директор оперного театра Камо Оганесян.

Назначение нового посла — событие, конечно, волнующее армянскую диаспору Москвы, ибо от его личности во многом зависят наши связи с Родиной.

В этом аспекте самое время вспомнить о предшественниках Армена Смбатяна.

Напомним, что первым из них был Феликс Мамиконян — фигура, близкая к верхушке бывшей правящей партии. Мамиконян представлял незавимую Армению в России в ранге временного поверенного в 1992-1994 годах. Деятельность его проходила в период, когда Армения была вовлечена в военный конфликт в регионе, но, несмотря на это, Дом Лазаревых был настоящим центром нашей национальной жизни. Дипломатическая карьера Мамиконяна была недолгой. Закончив свою миссию в России, он некоторое время посольствовал в Германии, а потом, после организованного тогдашним мининделом Папазяном скандала, ушел из дипломатии. Некоторое время Мамиконян работал в “Аэрофлоте”, затем стал вице-президентом Союза армян России, а в прошлом году скончался после тяжелой болезни.

В июне 1994 года первым Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Армения в России был назначен Юрий Мкртумян. Мкртумян был одним из основателей и первым завкафедрой этнографии Государственного университета, одним из последних парткомов вуза, немного идеалистом, в высшей степени интеллигентным человеком, но… абсолютно не дипломатом. И деятельность Мкртумяна в ранге посла в России была единственной в его биографии страничкой, имеющей отношение к государственной и дипломатической службе.

Этнографа Мкртумяна сменил выпускник факультета механизации сельского хозяйства Армянского сельскохозяйственного института Гагик Шахбазян. Человек, также очень далекий от дипломатии и международных отношений. При АОД Шахбазян успел поработать и госминистром, и просто министром, и руководителем аппарата правительства. Но развернулись таланты Шахбазяна во всей своей красе только в Москве. Решив перевести посольство на самоокупаемость, посол Армении Шахбазян начал распродажу среди криминальных авторитетов в Москве дипломатических номеров для автомашин и дипломатических карточек, гарантирующих неприкосновенность от правоохранительных органов. Российская пресса изгилялась как могла, расписывая подвиги Шахбазяна, который за пять тысяч долларов (явно дешево оценивал посол Шахбазян престиж своей страны!) мог произвести в «армянские дипломаты» кого угодно, а по Москве разъезжало свыше сотни иномарок с номерами армянского посольства. Шахбазян попался, когда московские оперы накрыли очередную воровскую «стрелку» и с удивлением обнаружили, что возглавляют стрелку… армянские дипломаты. Но несмотря на все перипетии, Шахбазян благополучно завершил свой срок в Армянском переулке, а вернувшись на родину уже при новой власти, получил… портфель министра сельского хозяйства. Потом Шахбазян эмигрировал в Лос-Анджелесе, его ждал роскошный особняк. И там Шахбазян продолжает активно заниматься общественной деятельностью. Заверяет наших соотечественников, что в Армении процветают воровство и коррупция, и советует держаться подальше от исторической родины.

Специалиста по механизации сельского хозяйства Шахбазяна в 1999-м сменил физик Сурен Саакян. В начале 1999 года в Москве находился президент Армении Роберт Кочарян, который выступил в телепрограмме “Зеркало”. Ведущий программы Сванидзе тогда спросил: “Вместе с частю населения, выезжающей из Армении, уезжают и криминальные авторитеты. Вы не боитесь, что они в Москве создадут общину и начнут влиять на ситуацию в Армении?” Как ни странно, президент согласно кивнул и заявил, что в Армении осознают эту опасность и не собираются сидеть сложа руки.

Став послом в России, Саакян сразу же организовал хаш-клуб, в рамках которого консолидировал крупную армянскую буржуазию Москвы. Был осуществлен ряд амбициозных акций, важнейшими из которых можно назвать создание “Союза армян России” и смещение с должности архиепископа Тирана Кюрегяна.

Интересно, что прежние послы, если к ним обращалась какая-нибудь армянская общественная структура с просьбой предоставить комнатушку, неизменно отказывали, мотивируя тем, что тогла надо давать помещение всем остальным структурам. А вот САРу сразу отвели всю правую половину Дома Лазаревых, выделив его тем самым из всех остальных.

Но потом произошла осечка: как в свое время сообщила ереванская газета “Иравунк”, посол Саакян попался на контрабанде драгметаллами и понадобилось его заменить, несмотря на то, что он столь успешно разрушал московскую армянскую диаспору,.  Именно поэтому и высказывается предположение, что своему назначению Смбатян не в последнюю очередь обязан тому же хаш-клубу и связям с САРом.

На прощальном поедании посольского хаша обсуждался вопрос и московского “Юсисапайла”. Хашоеды вычислили “спонсора” газеты и велели ему прекратить финансирование столь зловредного для них издания. Ради справедливости сообщим, что тот лишь продавал газету, беря за это треть выручки: на спонсорство это совсем не тянет!

Московкие армяне, зеркалом настроений которых является “Юсисапайл”, по мнению некоторых являются этаким стадом, к которому нужно приставить пастуха с полдюжиной овчарок. Стадо это, по определению, не может иметь своего голоса: вот почему “пастух” и его “овчарки” так возмущаются “Юсисапайлом” и отказывают ему в самом праве на существование.

Российская пресса уже «тонко намекает», что Смбатян — не профессиональный дипломат, а известен как «деятель культуры». Так оно и есть, и это вселяет определенные надежды.

Б. ГЕВОНДЯН

В этом номере «Юсисапайлом» впервые была затронута тема Армянского легиона в составе Вермахта, о котором было принято стыдливо умалчивать.

 

Последним орудием турецкой пропаганды стал документальный фильм «Кризисные мгновения», рассказывающий о «героических»  попытках  нескольких  турецких  дипломатов спасти, мол, в оккупированной нацистами Франции турецких евреев. Газета «Джерузалем пост» в номере от 18 марта обратилась к фильму с пространной статьей, в которой выделила два момента. «В фильме ничего не говорится о достойных порицания акциях Турции  в контексте Холокоста, — пишет газета. — К примеру, факт отказа прибывшим в Стамбул на теплоходе «Штрума» 760 румынским евреям в предоставлении убежища». «Гостеприимные» турки пренебрегли слезными  мольбами  евреев,  спасавшихся  от  нацистов,  оставив корабль на произвол судьбы и милость врага. Корабль впоследствии  потерпел  бедствие,  а  его  пассажиры  погибли. «Другой важный пункт, не отмеченный в фильме, — пишет израильская газета, — так называемый геноцид одного миллиона  армян,  осуществленный  турками,  впоследствии использованный Гитлером, сославшимся при этом на людское безразличие». Обратим внимание, что, оставаясь верной протурецкой политике Израиля, газета «Джерузалем пост», говоря о Геноциде армян, использует турецкий термин «так называемый», но, с другой стороны, евреи явно начали понимать: именно безнаказанность действий турок  в отношении армян и послужила мотивацией для Гитлера. К теме Второй мировой войны подключилась с большой статьей и газета “The Turkish Times”, в которой некий Айхан Озер  пытается  доказать,  что  армянский  народ  в  целом симпатизировал и сотрудничал с нацистской Германии. При этом он, в основном,  опирается на факт существования в составе Вермахта Армянского легиона, а также на то, что Альфред Розенберг “признал  в армянах  арийцев  и  этим самым поставил их на один уровень с немцами”.

Известно, что 18 июня 1941 года, за 4 дня до нападения Германии на Советский Союз, был подписан пакт о дружбе и ненападении между турками и немцами. Если 31 января 1943 года победу под Сталинградом одержали бы немцы, турецкие дивизии были готовы вторгнуться на территорию СССР. Менее известно то, что когда антигитлеровская коалиция хотела открыть второй фронт на Балканах, чтобы помочь сражающимся советским войскам, турки отказали им в проходе через Босфор и Дарданеллы.

И уж совершенно не известно, что именно турки стали главной причиной создания Армянского легиона Вермахта.

В апреле 1939 года фюрер по совету Геринга послал Франца фон Папена в Анкару для ведения переговоров. Президент Исмет Иненю и мининдел Турции Шукру Саракоглу одним из условий союза с Третьим рейхом поставили вопрос армян. Зная, что нацисты уже ведут политику уничтожения евреев, они потребовали делать то же самое и с армянами, ибо у них “тоже еврейское происхождение”. Сразу после возвращения немецкой делегации в Берлин в официальной газете нацистов “Der Volkischer Beobachter” появилась статья, в которой “доказывалось” еврейское происхождение армян и следовал вывод, что с ними надо обращаться как с евреями.

Это был критический момент для армян, живущих в Германии и других оккупированных странах, и тем более тех, кто уже находился в лагерях для военнопленных.

Профессор Берлинского университета Арташес Абегян написал и опубликовал в той же газете контр-статью, в которой доказал арийско-индоевропейское происхождение армянского народа. Ее прочитал сам Гитлер и поручил главному идеологу германского расизма Альфреду Розенбергу изучить этот вопрос. Именно тогда и выяснилось, что антармянская статья была написана по заказу Турции, и именно тогда на стол Гитлера легла докладная записка Розенберга, в которой, со ссылками на научные источники, признавалось арийское происхождение армян.

К концу 1941 года один за другим образовались русский, украинский и белорусский легионы в составе Вермахта. Не было проблем и у мусульман — татар, узбеков, казахов и других — им покровительствовало турецкое посольство. Но, как только дело дошло до армян, снова вмешалась Турция:  посол этой страны в Берлине пытался убедить немцев, что армяне, даже если они и будут в немецких мундирах, хотят создать новую основу армянской армии, которая направит свои силы против Турции.

Но Розенберг был другого мнения и 30 декабря 1941 года его заместитель по вопросам комплектования частей «СС» граф фон Штрауфенберг (тот самый, который в июле 1944 года организовал покушение на Гитлера и после неудачи был повешен) подписал приказ о создании  812-го армянского батальона Вермахта. Он же добился, чтобы комендантом нового лагеря для армянского военного формирования был назначен обер-штурманфюрер Вальдемар Френцель — сын армянки из Тифлиса.

В начале 1942 года генерал Дро (Драстамат Канаян) приехал в Берлин и местные влиятельные армяне организовали аудиенцию к рейхсфюреру СС Гиммлеру. Вместе с ним были писатель Гаро Геворкян и студент — армянин из Вены — в качестве переводчика. Разговор длился полтора часа (это у Г. Гиммлера, который своим генералам больше десяти минут не уделял!). «Что будет после победы Германии? — переспросил Гиммлер. — Турки снова двинутся с оружием на Армению? Нет. И гарантом послужит создание Армянского легиона, это формирование, я думаю, сможет защитить свою родину, конечно, с нашей помощью, от всех врагов…»

Дро пожелал посетить находивщийся в 150 км от Берлина военный лагерь, где готовились будущие легионеры-армяне. Г.Гиммлер не только разрешил эту поездку, но и предложил гостю свой личный железнодорожный вагон на все время его поездок по стране.

Попав в среду военнопленных армян, Дро, используя красноречие, стал убеждать присутствующих в лагере вступить в легион. Он установил связь с армянами из других лагерей (грузинского, русского, украинского и даже таджикского и казахского!) и призвал их присоединиться к своим, вступив в Армянский легион.

Его деятельность очень скоро принесла плоды. В первый же месяц 250 добровольцев из других лагерей изъявили желание присоединиться к армянам из Армении, потом еще 500, еще 2000 и т.д.

Дро создал и первую дашнакскую партийную ячейку среди военнопленных, организовал сеть таких ячеек со всеми атрибутами политподготовки и политучебы.

Вступали в эту партию как выходцы из Армении, давно потерявшие веру в Родину, так и армяне, которые даже не владели армянским языком. Для многих вступление в Армянский легион было иллюзией получить новую родину — свободную Армению.

В тактическом плане генерал Дро намеревался подготовить на первое время армян-воинов для нужд связи вермахта. Он думал, что 250 — 400 легионеров окажут полноценную подмогу немцам-радистам. Будучи большим военным специалистом по связи, он надеялся создать армянское подразделение по советскому типу войск службы информации. Однако вермахт и в особенности абвер требовали другого — они порекомендовали армянам вначале заняться вопросами контрразведки и разведки в войсках «СС» (!), что было большой неожиданностью для Дро. Ведь в подобные части не каждого коренного немца принимали. На его запрос ответил сам Г.Гиммлер: абвер рассчитывает на преданность и порядочность первых 1000 агентов в штатском для нужд этой службы.

Немцы настояли на своем. И «герой Баш-Апарана» (как его называли в Германии), как истинный солдат, предпочитавший открытое сражение с врагом, отступил. Впоследствии он и сам пришел к выводу о правильности этого решения. Помимо основного военного контингента в легионе было организовано подразделение спецслужб, контролируемое абвером, чьи услуги были очень ценны и своевременны для воинов-армян как в моральном, так и материальном плане.

Летом того же 1942 года в Берлин приехал другой легендарный герой Армении Гарегин Тер-Арутюнян — Нжде, создавший движение “Цегакрон”. В Берлин он приехал через Болгарию, где работал над созданием диверсионных групп по 20-30 человек для переброски в Армению с целью пропаганды антисоветских настроений. В Германии ему помогал бывший посол этой страны в Москве, старый знакомый Нжде граф Шуленберг.

В Германию прибыл и молодой Сурен Бекзадян — основатель издательства «Пайкар», сын бывшего Чрезвычайного и Полномочного посла Республики Армения в Баку. Его цель было открытие нового издательства «Осанк» («Течение») в рейхе, которое должно было стать идейно-подготовительным центром для армян оккупированной территории от Одессы до Ростова. Влиятельным на поприще пропаганды был и армянин из Германии Альфред Мурадян. Его называли «попечителем Армянского легиона». Он основал движение «Арменакан» (или «Айкакан»). Приехал в Германию и экс-премьер РА Александр Хатисян. На встречах с бывшим послом Германии в СССР Шуленбергом он несколько раз поднимал вопрос о статусе будущей Армении в планах рейха, уговорил этого госдеятеля договориться с фюрером об аудиенции. Однако Гитлер был непреклонен: «До полной победы никаких разговоров о статусе советских сателлитов», — заявил он.

До конца 1944 ведомство Геббельса публиковало еженедельник “Armenien”, редактором которог был Виген Шант, сын Левона Шанта. В том же ведомстве в качестве дикторов радиопередач на французском, английском, русском и армянском языках работало много армян.

Уже к концу 1942 года Армянский легион в вермахте был окончательно сформирован. В анналах этой организации он записан как воинская часть «160 ID». Эта войсковая часть имела свои регалии. При немецкой форме сохранены были знаки отличия армянской армии 1920 года. Ее символ — трехцветное знамя — красный, синий и оранжевый на рукаве со словом «Armenien» (Армения).

Командовал легионом генерал-майор Вардан Саркисян. Он попал в плен в чине майора Советской армии и дослужился до генерала благодаря своим большим военно-организаторским способностям. Родился он в Тифлисе в 1898 году. По матери — потомок Католикоса Всех Армян Хримяна. Окончил военную академию в Ленинграде в 1935 году.

Официальным представителем легиона в рейхе был Армик Джалаян — сын бывшего министра иностранных дел Республики Армения. Его мать была немкой, и в рейхе он имел значительные связи. Военным атташе был зонденфюрер Альфред Мурадян — гражданин Германии, промышленник-миллионер. Пресс-атташе был Арутюн Багдасарян. Легион имел два печатных органа: «Ай азг» («Армянская нация») и «Азат Айастан» («Свободная Армения») на армянском и немецком языках.

Интересно, что наряду с армянами в концлагерях в состав легиона набирались и… евреи, которых таким способом армяне спасали от неминуемой смерти.

Начальник штаба группы армий «А» генерал-лейтенант Грайфенберг писал в своих мемуарах,что 809-й армянский стрелковый батальон «действовал в крупных лесных районах часто полностью самостоятельно,успешно боролся с бандами и отрядами противника и внес большой вклад в дело обеспечения умиротворения этих районов». 809-у батальону было присвоено имя «Зейтун».16 октября 1943 г. он прибыл в Бельгию для дальнейшего прохождения службы в Нидерландах (регион Зеланд).К концу 1944г. в регион Зеланд был отпрашлен и 812-й армянский стрелковый батальон в районы Роттердама и Амстердама. В 1943г. Армянский пехотный батальон № I/125 вошел в состав 297-й пехотной дивизии и воевал на территории Албании.После бойев в Албании,батальон был переброшен во Францию.Он располагался в 30 км севернее г. Марсель , вблизи городка Экс-ан-Прованс.

У границ с Францией Армянский легион почти в полном составе сдался в плен американцам. Янки отсеяли их по чинам. Верхушку офицеров они передали КГБ, где, в первую очередь, уже в мае 1945 года расстреляли Вардана Саркисяна. Остальным предложили вернуться в СССР. Оптимисты (их было около 5 тысяч) вернулись и тут же были помещены в спецлагеря без суда и следствия на десять лет и больше. Большая часть их погибла. Пессимисты (около 20 тысяч) долго оставались «перемещенными лицами» на границах Австрии и Франции,  затем их перебросили в США.

Давид Балаян

Реклама

Один ответ

  1. […] обороны и секретаря Совета национальной … Դավիթ Բալայան «Հյուսիսափայլ» – 63 / Давид … До конца 1944 ведомство Геббельса публиковало […]

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: