Դավիթ Բալայան «Հյուսիսափայլ» – 38 / Давид Балаян «Юсисапайл. Далекое и близкое» – 38

Глава тридцать восьмая

27 октября 1999 года вышел в свет сотый, юбилейный номер «Юсисапайла».

НАШ СОТЫЙ НОМЕР
Преодолевая неимоверные трудности и разрушительные козни многочисленных «доброжелателей», московская независимая газета «Юсисапайл» добралась-таки до заветного рубежа — своего сотого номера.
Мы выстояли и за это заплатили своим здоровьем, потерей иллюзий, разуверениями и разочарованием. Ничего хорошего, славного не произрастает в плохое время: хорошее — плод покоя, благоденствия и счастливых дней.
Теперь за нашей спиной 1000 номеров, потому что один номер армянской газеты в условиях Москвы следует засчитывать за десять. Газета стонала, сгибалась, но не жаловалась, ибо свободное дыхание помогало преодолеть всякие невзгоды. Наш суровый, критический реализм взращивался на фундаменте романтического духа Степаноса Назарянца, Микаэла Налбандяна, Гарегина Нжде, Рубена Севака и многих других титанов Национальной Мысли.
Нас душила банковская структура, наводняя Москву бесплатным, многостраничным «конкурентом»; нам отказали от церкви ради приложения к молдавскому официозу; плотной стеной встали, чтобы только не пустить нас на диаспорную конференцию…
Но мы стоически относились ко всему этому, понимая, что московская армянская община — это химера: если и есть какая-то общность, то она скорее со знаком «минус», и ее можно назвать общностью всепоглошающей взаимной враждебности, доходящей до ненависти.
В этой среде отсутствуют элементарные принципы морали: абсолютно не приемля какую-либо открытую критику, пробавляются сплетнями, слухами и вымыслами, не щадя никого и ничего.
Наиболее разумным было бы прекратить это сумасшествие, именуемое независимой армянской газетой, однако, пока есть хоть малейшая возможность, мы выполняем волю народа, говорящего нам: «не оставляйте нас без нашего родного Слова!».
Мы будем выходить всегда, постоянно, и мы можем закрыться в любой день.
Такова правда, она парадоксальна, а разве не парадоксальна наша сегодняшняя жизнь? Разве можно считать нормой, когда негодяй обладает дворцом, а честный человек погибает, не имея даже хижины? Когда мудрец в услужении у глупца? Когда трусу воздают почести героя? Когда бездарный кичится своей прозорливостью?
Иной раз кажется, что наша газета — реликт, в том смысле, что нравственность — категория отжившая, бескорыстие — тоже… А мы стремимся утверждать именно эти моральные принципы. Как получается — не нам судить. Но разделите с нами маленький юбилей. И вместе возрадуемся тому, что газета издается, а вы еще способны отсчитать ее стоимость и вручить купюру на ее продолжение. Кто знает, что случится завтра? Пьеса другая, герои другие, стало быть, и спрос на иных зрителей…

На первой полосе было напечатано единственное поздравление, пришедшее в адрес «Юсисапайла».
Издателю-редактору «Юсисапайла»
Давиду Балаяну
От всей души поздравляю московский «Юсисапайл» с замечательным достижением — выходом в свет сотого номера. Возблагодарим Всевышнего за то, что удалось сохранить в условиях Диаспоры независимое от партий, банков и иных структур периодическое издание в верности письменам Святого Месропа Маштоца, в верности национально-культурным традициям Армянской Церкви.
Благославляю московский «Юсисапайл» и молюсь о ниспошлении Божьей милости на продолжение столь Богоугодного издания.
И да поможет Вам Господь!
Глава Араратской Епархии Армянской Апостольской Церкви архиепископ Гарегин Нерсисян
Ереван, 15 октября 1999 года

Поздравление это было передано при непосредственном содействии  Олега Суреновича Мелик-Саркисова, который фактически возглавил жесткую оппозицию к архиепископу Тирану.

Собрание Епархии
29 сентября в фешенебельном «Президент-отеле» состоялось собрание представителей Ново-Нахичеванской и Российской епархии Армянской Апостольской Церкви. Начало собрания было омрачено неприятными инцидентами, связанными с тем, что в зал не допускались уже прошедшие в отель московские армяне, в том числе известный национальный благотворитель-обладатель высшей награды Церкви, а также многолетний член Епархиального Совета.
Собрание, продлившееся всего два часа,  было малоинформативным; в частности, не прозвучало ни одной цифры о финансовой деятельности епархии и состоянии дел в Фонде строительства Кафедрального Собора. Был избран новый состав Епархиального Совета из 25 членов, причем присутствовавший «атенапет» (Председатель Епархиального Совета) В. Арцруни не проронил ни слова. Новым «атенапетом» был назначен А. Чилингаров, отсутствовавший на собрании. Так как это качество (постоянное отсутствие) было очевидно всем, заместителем, а точнее, фактическим «атенапетом» был назначен бывший второй секретарь ЦК КП Армении Г. Тер-Газарянц.
Было объявлено, что делегаты на Национальный Собор, который должен избрать нового Католикоса, будут назначены позднее в рабочем порядке.

Эта информация «Юсисапайла» сегодня требует комментария. В «Президент-отеле» находился офис Левона Айрапетяна, владельца журнала «Собеседник» и известного национального благотворителя.  Поэтому ему, а также В. Арцруни и О. Мелик-Саркисову не составило никакого труда пройти через две линии охраны (вход на территорию и в сам отель), однако у дверей зала была выставленная третья линия из дюжих молодчиков. После долгого скандала, в зал допустили Левона Айрапетяна и Вардкеса Арцруни, а вот в отношении Олега Суреновича запрет так и не был снят.
Естественно, что архиепископу Тирану не понравилась эта информация, а еще более, следующая (а почему, я честно говоря, так и не понял):

ПРЕДВЫБОРНЫЕ ОБЕЩАНИЯ МЭРА
МОСКВА. 14 октября прошла официальная встреча Главы Епархии архиепископа Тирана Кюрегяна с лидером движения «Отечество-Вся Россия», мэром Москвы Ю. М. Лужковым. В ходе встречи было решено передать Епархии здание на ул. Чернышевского для организации Духовного культурно-просветительского центра. Мэр Москвы также обещал открыть три армянские школы с финансированием из бюджета города, а также пересмотреть в сторону смягчения систему регистрации для приезжающих в Москву жителей Армении. В ответ мэру Москвы была подарена недавно вышедшая в свет роскошно оформленная книга «Архиепископ Тиран».

По всей вероятности, именно в этот период архиепископ принял решение финансировать перевод в Москву – как некий противовес «Юсисапайлу» — газеты «Ноев ковчег», выходившей в Кишиневе в качестве ежемесячного приложения к местной газете «Столица». Ее редактор был включен в новый состав Епархиального Совета и делегации от епархии на Церковный собор.

Несомненно, масло в огонь подлила и эта редакционная статья «Юсисапайла»:
ПОБОЙТЕСЬ БОГА!
Редакция отправляет «Юсисапайл» в типографию 27 октября, хотя всего через день станет известно имя нового Католикоса всех армян. Казалось бы, чуть задержи номер — и «Юсисапайл» одним из первых сообщил бы о том, кто избран высшим иерархом Армянской Апостольской Церкви.
Однако мы этого не делаем не только потому, чтобы не нарушать график выхода в свет сотого, юбилейного номера.
Не зависимо от того, кто станет Католикосом, «Юсисапайл» считает, что следует сказать горькие слова в адрес достаточно большого числа священнослужителей Армянской Апостольской Церкви.
В течение нескольких месяцев, предшествовавших избранию Католикоса, эти мужи церкви, призванные являть нам образцы высокой нравственности, христианской терпимости и всепрощения, весьма негативно отзывались о своем брате во Христе.
Они так ополчились против архиепископа Гарегина Нерсисяна и даже стали грозить расколом, что в армянских СМИ был поднят вопрос о переносе срока выборов нового Католикоса.
Давайте вспомним, что архиепископ Гарегин Нерсисян  является  Главой Араратской Епархии — главной, церквообразующей епархии Эчмиадзинского Католикосата. Вспомним также, что во время предыдущих выборов Католикоса архиепископ Гарегин в решающей стадии снял, как и обещал, свою кандидатуру в пользу ныне покойного Католикоса Великого Дома Киликии Гарегина Саркисяна.
За истекший период расстановка сил  в конгрегации Армянской Апостольской Церкви не изменилась, и  не появилось принципиально новых кандидатов на пост Католикоса. Вполне логично, что по итогам прежних выборов наиболее вероятным кандидатом (при отсутствии кандидата, равнозначного покойному Католикосу Гарегину Первому!) является архиепископ Гарегин Нерсисян.
С этим, конечно, не согласны его соперники, которые-то и подняли очень большой шум; нельзя, дескать, избрать архиепископа Гарегина — ему помогает финансово богатая меценатка.
Позвольте, а есть ли вообще церковнослужитель, которому кто-то не помогает финансово? Церковь отделена от государства, у нее нет средств производства, и потому она полностью существует на пожертвования. Вменять это обстоятельство кому-то в вину — это чистой воды фарисейство, продиктованное личными интересами.
Символично, что оказавшись в таком не очень приятном положении, Глава центральной епархии Армянской Апостольской Церкви нашел время и возможность поздравить «Юсисапайл», поддержать его добрым словом, как бы чувствуя на расстоянии, что и «Юсисапайл» служит мишенью для нападок и преследований со стороны не будем уточнять каких сил!
Спасибо архиепископу Гарегину Нерсисяну и да поможет и ему Всевышний!

Но в последний момент уже в самой типографии пришлось внести изменение в монтажный лист первой полосы:
СРОЧНО В НОМЕР!
Когда номер уже печатался в типографии, из Еревана пришло сообщение: 27 октября группа злоумышленников во главе с журналистом Наири Унаняном ворвалась в здание парламента и открыла огонь из автоматов. Погибли премьер- министр Вазген Саркисян, спикер парламента Карен Демирчян, оба его заместителя. Президент Б.Н. Ельцин и другие официальные лица России направили руководству Армении свои соболезнования. Подробности — в следующем номере.

27 октября в первом же туре 132-ым Католикосом Всех Армян избран Глава Араратской Епархии Гарегин Нерсисян

ПРОЦЕСС ИДЕТ…
МОСКВА. Совет Армянской общины Москвы (председатель С.С. Григорян) принял решение провести в первой декаде декабря общемосковскую конференцию, к участию в которой будут приглашены все армянские организации и структуры. Отрадно, что руководителем координационного оргкомитета по подготовке и проведению этой конференции единогласно избран Гегам Халатян, известный своей прежней плодотворной деятельностью на общинной ниве.
Одновременно стало известно, что в кулуарном режиме в Москве зарегистрирован Всероссийский Армянский Конгресс во главе с К. Микаэляном. Напомним, что К. Микаэлян был председателем Комитета спюрка Армении, который, после развала этого комитета в 1995 году создал в Симферополе Конфедерацию Армянских Общин, просуществовавший чуть более года и издавший несколько номеров газеты «Армянский всемирный конгресс».
Информированные источники также сообщили, что 16 октября состоялась первая встреча московской армянской «элиты» под весьма экзотическим названием «хаш-клуб посла РА».

В НАЧАЛЕ ПУТИ
МОСКВА. 19 октября в актовом зале Ассоциации мира и согласия прошла презентация Культурного  общества «Арарат», созданного известными общинными активистами Альбиной Сукиасян и Манвелом Долбакяном. Первое мероприятие «Арарата» состоялось 3 октября в помещении мемориального музея Дмитрия Налбандяна (ул. Тверская д. 16). Оно было посвящено Ованнесу Туманяну и открыло цикл вечеров в рамках Художественного салона «Вернатун».

Другие материалы номера.

КАК БЫЛА СОРВАНА ПОПЫТКА ЗАКУПКИ ЧЕЧЕНЦАМИ «СТИНГЕРОВ»
Недавно было сообщение о том, что чеченские боевики приобрели партию «стингеров» в Афганистане и завезли их в Чечню через Азербайджан и Грузию. Ровно пять лет назад в Лондоне уже была предотвращена закупка крупной партии таких ракет, что наверняка сохранило жизнь многим русским летчикам.

Студентка Манчестерского универ­ситета Алисон Понтинг в 1984 году отправилась для стажировки в Армению. Здесь она познакомилась с Гагиком Тер-Оганесяном; они полюбили друг друга, начали переписываться после возвращения девушки в Англию и в 1986 году сыграли свадьбу в Ереване. Окончив университет, Алисон поступила на работу в русскую редакцию Би-Би-Си и в 1988 году молодая супружеская пара уже обосновалась в лондонском районе Чисуик. Гагик, который в Армении достаточно успешно занимался перепродажей автомобилей и антиквариата, сначала устроился работать в плавательном бассейне, но потом снова занялся бизнесом: зарегистрировал на имя жены две фирмы и весьма прибыльно экспортировал в СНГ компьютеры, факсы и дешевую одежду. По роду службы Алисон часто интервьюировала влиятельных людей из России и потом знакомила их  с  мужем. Именно так Гагик познакомился с Русланом Уциевым и его братом Назарбеком, которые приехали в Лондон осенью 1992 года. Уциев выдавал себя за премьер-министра Чечни, но на самом деле был заместителем председателя Президентского совета и был послан для организации печатания банкнотов, паспортов и марок Республики Ичкерия. И, как это часто бывает, Руслан одновременно был криминальным авторитетом и вел себя соответствующим образом: сорил деньгами налево-направо, не вылезал из казино и жил в самых дорогих отелях. Скоро Гагик стал членом команды Уциева и стал выполнять функции переводчика, советника и гида обоих братьев. В частности, именно с его помощью в ноябре 1993 года братья купили за 750000 фунтов стерлингов наличными роскошный дом недалеко от улицы Бейкер-стрит.
Скоро братья заинтересовались стоимостью 2000 «стингеров» (ручные тепловые ракеты «земля-воздух»). Гагик  сразу же вступил в контакт с  Мкртычем Мартиросяном и Ашотом Саркисяном. Мартиросян вместе с Гагиком занимался в Ереване арт-бизнесом и одновременно — как он позднее признался — сотрудничал с КГБ Армении. Саркисян же был боссом Мартиросяна и имел чин генерала КГБ. Алисон, конечно, ни о чем не подозревала, но играла ключевую роль в готовящейся операции: именно по ее приглашению получили гостевые визы Мартиросян, киллер из Лос-Анджелеса (не приехал) и таинственный «Артур».
Действительная мотивация убийства братьев Уциевых так до конца не была выяснена. Некоторые настаивают на версии сведения счетов по контрабанде антиквариатом. Они считают, что Гагик продолжал заниматься этим бизнесом и его напарник Мартиросян не случайно устроился в охрану санкт-петербургского Эрмитажа. Другие предполагают, что Уциевы были убиты по чьему-то прямому указанию.
Однако обвинение на состоявшемся впоследствии процессе четко придерживалось своей версии: по его мнению в феврале 1994 года в лондонском Ленгхем Отеле состоялась встреча, во время которой Гагик и Мкртыч потребовали от братьев отказаться от покупки стингеров. Уциевы не вняли этому и, как утверждало обвинение, подписали тем самым свой смертный приговор.
27 февраля Руслан был застрелен из пистолета Беретта с глушителем в собственном доме. Его брат Назарбек был убит точно также через несколько дней, когда вернулся домой из больницы, где ему удалили гланды.
Дальше убийцы стали вести себя как-то странно. Они заказали кровать (очевидно, чтобы заменить тот, на котором был убит Руслан), а Гагик еще и купил холодильник, который оплатил по своей кредитной карточке. Когда грузчики привезли кровать, им предложили 450 фунтов стерлингов за то, чтобы они доставили картонную упаковку из под холодильника, в котором якобы была античная статуя 17-го века, в дом на Харроу-стрит. На полпути «статуя» опрокинулась, картонная упаковка лопнула и дальше все было делом техники: полиция очень быстро напала на след и арестовала Гагика, Мкртыча и Алисон (ее, впрочем, быстро отпустили без предъявления обвинения). Следствие вначале исходило из того, что дело это простое и мотивация обычная: убийство с целью ограбления.
Но потом началось!
В Лондон прибывает высокопос­тавленная делегация из Чечни, в состав которой входили третий брат Уциевых и мафиозный авторитет, в отношении которого из Москвы пришла просьба арестовать и выдать, но английские власти никак не отреагировали. Далее, у Мартиросяна обнаружили ампулу с цианистым калием, которую он, по его собственному признанию, получил в КГБ Армении, где служил офицером. Он много что рассказал английским спецслужбам, но в мае, через три месяца после ареста, Мартиросяна посетил Ашот Саркисян в сопровождении какой-то женщины. Когда Мартиросян вернулся в камеру, его обыскали и обнаружили новую ампулу с цианистым калием. Через несколько дней Мартиросян повесился на простыне, привязанной к окну камеры.
Аналогичный сигнал был послан и Гагику: таможня обнаружила в посылке из Лос-Анджелеса на имя Алисон Понтинг флакончик с ядом гюрзы, достаточным для убийства по крайней мере 100 человек. Отправителя — армянина, живущего в Калифорнии, — допросили и он сказал, что Алисон сама заказала этот яд. Ее арестовали, но потом снова выпустили, не найдя в ее действиях криминала.
К тому времени на пороге собственного дома была убита Карен Ридс; прибывший в Лондон убийца-чеченец принял ее за Алисон…
После длительного процесса Гагик Тер-Оганисян был приговорен к двум пожизненным срокам заключения. Через месяц после этого Ашот Саркисян был убит в Москве.
Алисон Понтинг сейчас находится под усиленной охраной полиции: «у тех, кто хочет ее убить из мести, — сказал детектив Джон Стюардсон, занимавшийся этом делом, — очень долгая память!»
Баграт ГЕВОНДЯН

ОПЕРАЦИЯ НА СЕРДЦЕ
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ХИРУРГ МАЙКЛ ДЕБЭКИ
Все помнят, как в период операции над Борисом Николаевичем Ельциным, в Москву несколько раз прилетал на спецсамолетедля консультации американский хирург Майкл Дебэки.
Но мало кто знает, что в свое время ныне покойному премьер министру Турции Тургуту Озалу операцию на сердце типа «байпас» (шунтирование) сделал тот же Майкл Дебэки.
А точнее, Мкртыч  Дибекян из семьи ливанских армян.
“После операции он стал близким другом  премьера. Турецкие и проживающие в турецком государстве новые армяне, резко осуждающие терроризм и выражающие недовольство либерализмом премьера в отпоре террористам, сегодня должны быть довольны тем, что случилось в Хьюстоне с нашим премьером: операция на сердце — яркое свидетельство дружбы турок  и армян к нашей общей радости, о чем хочется так много говорить», — так писала одна из ведущих турецких газет «Миллиет»  2-го марта 1987 года.
3-го марта — другая, не менее известная газета «Хурриет» констатировала: «Озал— должник врача-армянина!» И далее: «Операцию Озалу сделал известный ученый-хирург Дебэки. В возрасте под 80 лет он за день делает несколько десятков операций — такой этот Дебэки… Дебэки — армянин из Ливана, переехавший в Америку. Настоящая фамилия его ДИБЕКЯН. Известный хирург много лет назад как-то изменил фамилию.»  «… Противники армянских террористов  как  армяне, так и другие, как у нас в городе (имеется в виду Стамбул. — С.А.), так и по всей стране,считают, что операция врача-армянина премьеру-пациенту стоила очень дорого… Отбросив кокетство, нужно констатировать — обе стороны довольны…”
В пятом выпуске передачи «32-й день» 4-го марта главный обозреватель турецкого телевидения журналист Мехмет Али Биранд рассказал следующее: “Оперирующий премьера Озала врач, профессор-доктор Майкл Дебэки (Дибекян) округлил свои 78 лет и, невзирая на возраст, до предела загрузил себя работой.
О нем так много пишут и говорят, что медсестра, обслуживающая комнату отдыха профессора, в три дня раз меняет стенд с приветственными телеграммами и открытками, поступившими от бывших пациентов, и вообще от его болельщиков со всего света. И чего только не оставили бывшие пациенты на память! Тут и бронзовая фигура короля Бельгии   Леопольда, барельеф Виндзорского принца из слоновой кости, многочисленные медальоны, значки, письма от очень многих важных персон, политиков и госдеятелей.
Наверное, среди этих сувениров скоро появится и подарок Озала. Премьер,конечно, оставит память доктору Дибекяну.
В день операции на сердце премьера хирурга спросили: «Сколько операций вы сегодня провели?» «Всего 18!» — был ответ. — Сегодня я был занят побочными делами, но все же  контролировал еще 30 других, которые вели мои ассистенты в соседних со мною отделениях.»
Вообще он лично участвует в операциях уже при открытых грудных клетках, прямо в процессах манипуляций на самом сердце. После он переходит к следующему, который уже ждет его скальпеля в соседней операционной с уже открытой грудной клеткой и т.д. Пока не заполнит список намеченных операций за этот день. Навещает в послеоперационной реабилитации только тяжелых больных — остальные на попечении врачей его клиники, которых несколько сот!
Операции типа «байпас» Дибекян делает с 50-х годов. «Через два года у меня будет уже 80-тысячная подобная операция!..» — замечает он.Отметим, что число подобных операций давно минуло за 90 тысяч в наши дни. Из этого числа он 30 тысяч сделал бесплатно и об этом нисколько не жалеет. «… Это неимущие или бедные, как американцы, так и другие из разных концов света. Я сперва оперирую, потом мне говорят: платежеспособен пациент или нет. Я «беру под нож» сердце исходя из необходимости операции, а не заработка, невзирая кто он — король или нищий!..» — заключает он».
«… Этот искусный врач — ливанский армянин, — продолжал Биранд, —рассказал Озалу о себе и о трудностях жизни…Он в 1972 году потерял жену, Диану, мать его четверых детей, которая скончалась от инфаркта. В 1978 году женился еще раз, на женщине на 33 года моложе его. Все думали, что это старческая затея, граничащая с авантюрой, но великий врач доказал обратное. Через год Кэтрин Фелкабр подарила ему дочь Ольгу, которой в момент рассказываемых событий было уже 8 лет.
Девиз Дибекяна: «Следите за своим весом и употребляйте по возможности меньшее число сигарет и днем, и вечером!» Этому последнему обстоятельству — куреву — он придает особое значение. Он заказал и оплатил ряд плакатов, которыми распорядился обклеить большинство фасадов и стен зданий города.»… «Если вы не хотите стать моими пациентами — бросайте курить!..» —категорически заявляет он со стен зданий. Его улыбающееся лицо с круглыми очками на солидном армянском носу так и просится в рекламу: «… Он не курит, следит за своим весом, делайте то же и вы!.. Послушайте меня!»
Это все с уст турок — «Миллиета», «Хурриета», Озала и Биранда. А как же армяне? Неужели  они никак не занимались личностью хирурга Дебэки? Конечно, занимались! Стамбульская армянская газета «Мармара» поместила большую статью с иллюстрациями о великом враче-армянине. Отозвалась и  другая армянская газета Турции — «Жаманак» —тоже статья с портретами врача. Об этом писали вскользь и другие СМИ спюрка — «Зартонк», «Армения», «Оризон» и т.д.

РУССКИЕ НОТЫ ВЕЛИКОГО КОМИТАСА
В 1927г. Гнесин писал, что он поражен: 25 лет тому назад маленькая Армения дала Комитаса, чьи произведения с точки зрения художественной структуры и ценности вряд ли были бы возможны у самых известных композиторов-современников, проживающих в крупных центрах России.
Комитас не только извлек из глубин исторических пластов истинную мелодию и звучание армянской народной и духовной песни, не только очистил ее от чужеродных элементов, но и сделал ее известной всему миру, доказав, что армянская песня имеет ту же древность происхождения, что и народ, ее создавший.

Непревзойденный хормейстер, великий ученый и исследователь, прирожденный педагог, безостаточно преданный музыке, песне и танцу своего народа, Комитас великолепно знал и высоко ценил музыку и песни всех народов, особенно выделяя русскую.
По свидетельствам современников и биографов, в тетрадях Комитаса было записано более 4 тысяч песен, переложенных на ноты, среди которых немало русских, курдских, турецких, арабских, персидских, греческих, грузинских песен и танцевальных мелодий.
Комитас любил русские народные песни. В годы учебы в духовной семинарии, благодаря своему учителю  русского языка — известному поэту Иоаннесу Иоаннесяну, он полюбил русский язык, увлекся русской литературой. Современники свидетельствуют, что Комитас хорошо говорил на русском. Выписывал из Санкт-Петербурга и Москвы литературные новинки и ноты. Его настольными книгами были издания произведений Глинки, Римского-Корсакова, Бородина, Мусоргского, Чайковского, истоки музыкального  творчества которых составляла народная песня и музыка. Постоянным его спутником был “Учебник гармонии” Римского-Корсакова. Он преподавал по нему и в духовной семинарии, и в Тифлисе, когда жил у Макара Екмаляна. Портреты русских композиторов украшали стены его комнаты.
Русские народные песни и романсы настолько нравились Комитасу, что он не только пел их сам, но и обучал им своих учеников. “Комитас очень любил русские песни и романсы… Он и нас научил  “Вниз по матушке, по Волге”, так любимой русским народом, а также другим песням, с восхищением говорил о русской литературе и русской музыке, — вспоминал ученик Комитаса Аракел Аракелян, впоследствии известный ученый, филолог, профессор. — Он не только любил и пел русские романсы и песни, но еще  в студенческие годы пробовал сам писать романсы”. В архиве Комитаса сохранился только один из них: “Горные вершины”, романс, написанный на лермонтовское переложение текста Гете.
Об отношении Комитаса к русской песне можно судить по беседе с Католикосом Хримяном, которая состоялась в 1905 году в поезде на пути из Тифлиса в Александрополь. Когда речь зашла о музыке разных народов, Комитас  сказал: “Наши армянские песни, более резкие и гордые, лишены  объемной протяжности. Наши узкие ущелья и маленькие долины перекрывают перед  крестьянином  широкие горизонты, в то время как в русских народных песнях мы видим необъятность самой страны”. В подтверждение своих слов Комитас вполголоса  напел две песни, протяжные, как бескрайние русские степи.
—Ты верно подметил это, Комитас, но эти протяжные песни вовсе не  тоскливы и унылы; а  как чиста и приятна их мелодия.
—Да, русские песни прекрасны, спокойны и величавы. А наши песни — отзвук окружающей нас природы, величественных и гордых гор, одиночества. Все это я должен сохранить в своих обработках. Всегда надо оставаться  верным народной душе и мыслям. Как прав был Глинка, говоря: “Не мы, а народ творит, мы только записываем и обрабатываем”.
—Так вот откуда идет твоя теория, утверждающая, что “самый великий творец — народ. Идите и учитесь у него”.
Чтобы  скоротать время в дороге, Комитас рассказал, как  армянская и русская музыка взаимопроникают друг в друга, как Чайковский в своей Шестой симфонии использовал армянский марш, а Римский-Корсаков зачастую прибегал к восточным мелодиям.
В 1907 году  в  Париже Комитас принял участие в одном из “русских” вечеров, где исполнил не только русские романсы, но и классические произведения — арии из “Руслана и Людмилы” и “Бориса Годунова”. Рассказывают, что он часто исполнял “Песню мельника” Даргомыжского и “Песню о блохе” Мусоргского, которые особенно любил. Там же в Париже он принял участие в международном музыкальном фестивале, где наряду с французскими, греческими, армянскими пел русские песни. Из Франции по приглашению  местных студентов он переехал в Женеву. Здесь он создал прекрасный студенческий хор из армян и русских, который выступал со смешанными концертами. Полученные от концертов средства, 2000 франков, были переданы голодающим из Вана.
Любовь Комитаса к русскому народу и музыке еще более окрепла в 1910-14 гг., когда он жил в Константинополе — городе, куда съезжались музыканты и композиторы, хоровые коллективы со всех концов  света. Комитас  часто выступал как с местными, так и с приезжими солистами и хорами. В основном он сам их и организовывал, давал лекции-концерты, посвященные песенному искусству различных народов.
Вот что пишет Ахавни Месропян об одном из таких концертов: “75-летний профессор Геркен, пианист-виртуоз, потрясенный, подошел к Комитасу, дрожащими руками обнял его голову и поцеловал в лоб,  сказав: “Я участвовал во многих диспутах с известными композиторами о фольклорной музыке, но сегодня я могу засвидетельствовать, отец Комитас, что вы остаетесь непревзойденным в этой области. В вашем исполнении, как живые, звучали души русского и армянского народов”.
О любви Комитаса к русскому народу и русской песне свидетельствует и его отношение к бродячим  певцам — брату и сестре Алеше и Наташе. Он часто приводил их к себе домой, учил нотам и армянским песням, заботился об их одежде и еде. Они пели, и он записывал эти чудные русские народные песни. Зачастую он пел вместе с ними. А.Месропян пишет, что брат и сестра настолько полюбили отца Комитаса и армянские песни, что быстро научились армянскому языку. Но счастье их длилось недолго. Геноцид снова изгнал их на улицу.
Биография Комитаса сохранила и такой трогательный эпизод. По дороге к дому Комитаса находилась турецкая школа, у которой зимой и летом продавала цветы русская девочка с неизменной русской песней на устах. Чтобы послушать ее пение, Комитас  каждый раз медленно подходил к маленькой цветочнице Лиде, покупал цветы и так же медленно шел дальше, прислушиваясь к песне.
Известно, что в 1914 году в Константинополе Комитаса посетил Гнесин. Позже он записал: “Я чувствовал трезвость его научной мысли, огромность его таланта и человеческого обаяния”.
“Мы будем  ковать свою свободу у стен Петербурга. Нам нет спасения без России”, — писал Комитас в 1912г. в письме другу Аршаку Чобаняну. Но и за 20 лет до этого он придерживался тех же убеждений. Еще во времена преподавания в духовной семинарии он говорил своим воспитанникам, внушая им любовь к русскому народу: “Наше существование обусловлено русским народом. Наше спасение — в русских”. С  годами Комитас все больше убеждался в правильности своей ориентации.

Продолжение следует

Один ответ

  1. Гарегин стал католикосом в кровавый и скорбный день для армянского народа. И больше 10 лет этот человек разваливает нашу церковь!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: