Դավիթ Բալայան «Հյուսիսափայլ» – 28 / Давид Балаян «Юсисапайл. Далекое и близкое» – 28

Глава двадцать восьмая

3 февраля 1997 года вышел в свет 89-й номер «Юсисапайла». Его главная особенность была в том, что печать тиража осуществил Долгопрудненский полиграфический салон, руководитель которого Славик Грантович Галстян с тех пор многое сделал, чтобы поддержать это национальное периодическое издание. Родившийся в поселке Ленинаван Мардакертского района Арцаха, Славик еще в советские годы переехал на жительство в подмосковный город Долгопрудный, где долго проработал на местном машиностроительном заводе, а, с началом перестройки, занялся издательским бизнесом.

Здесь его салон печатал городскую еженедельную газету «Долгопрудненскую страницу», но, когда на выборах мэра победил Павел Юрьевич Климов, стал учредителем оппозиционного издания, куда перешел весь состав прежней редакции.
Все были уверены, что, вмиг лишившийся кадров, официальная газета «завалится» или, по крайней мере, будет некоторый перерыв в ее издании, что даст возможность оппозиционерам, выпускавшим точную копию прежнего еженедельника, получить выигрыш во времени.
Выбор кандидатуры на место, так сказать, кризисного издателя «Долгопрудненской страницы», пал на меня: к тому времени в Москве было не так много людей, способных в одиночку выпускать газету.
По-моему, их вообще не было.
Встреча с новоизбранным мэром Долгопрудного П.Ю. Климовы оставила на меня неизгладимое впечатление: боец группы «Альфа», раненый во время штурма дворца Амина в Афганистане, Павел Юрьевич являл собой несгибаемого борца за права простых людей. С одной единственной листовкой он уверенно победил действующего мэра, которая тут же организовала широкий фронт оппозиции из городского истэблишмента, куда входили руководители местной милиции, прокуратуры, суда, сильно перепугавшиеся подобным волеизъявлением избирателя.
И с помощью своей газеты-двойника пытавшиеся убедить народ в том, что он ошибся.
Однако официальная газета даже не споткнулась: очередной ее номер вышел точно в срок, а меня, обеспечившего это маленькое «чудо», мэр буквально уговорил перейти на работу в Администрацию города.

Я поставил единственное условие: продолжение выпуска «Юсисапайла». И, должен сказать, Павел Юрьевич с большим пониманием отнесся к этой моей «блажи». Только раз он вернулся к этой теме, когда ему накляузничали (конечно же, армяне), что советник мэра — главный редактор городской газеты распространяет «Юсисапайл» на Армянском кладбище Москвы.

Но все, даже местная оппозиция, знали, что корысти у меня не было: не будь «Юсисапайла», которого у меня дома считали полноправным членом семьи, я бы гораздо лучше обустроил свою жизнь с точки зрения материальных благ.
И разумеется, я ошибся, как всегда ошибаются те, кто отдает предпочтение духовным ценностям, особенно связанным с историей и культурой своей нации.
По политическим мотивам печать официальной газеты пришлось перевести в Мытищинскую типографию, а вот «Юсисапайл» вместе с оппозиционной газетой продолжал тиражироваться в салоне Славика Галстяна.

Начиная с 85-го номера, логотип «Юсисапайла» был изменен: его автором стал художник из Севана Мурад Овакимян, работавший в Подмосковье у какого-то богатея. Предложив эскиз нового логотипа, Мурад сообщил также, что этот богатый армянин готов ежемесячно спонсировать «Юсисапайл», только нужно официальное письмо от редакции. Когда я ему передал это письмо, он сказал, чтобы я его подождал у церкви, пока он съездит и привезет оговоренную сумму.
Я бы его ждал и по сей день…
(20 марта 2011 года, прочтя этот материал на сайте «Юсисапайла», позвонила одна из читательниц и сообщила, что Мурад Овакимян был не виноват: его самого обманули, не заплатили за выполненную работу и, в довершение, ограбили. Он еле смог уехать из Москвы и сейчас живет и работает в Санкт-Петербурге).
Но слишком уж много было случаев, когда под видом помощи национальной газете, люди устраивали свои личные дела, даже не задумываясь о разрушительных последствиях таких шагов. Особенно преуспел в такой «помощи» некий Мукуч, бывший братом прежнего шефа охраны Левона Тер-Петросяна. Взявшись за реализацию газеты и поиски рекламы, он уворовал все, что возможно было у «Юсисапайла», даже книги из моей личной библиотеки. И постоянно «стучал» на меня архиепископу Тирану, в частности, сообщил ему, что этот плохой Давид собирается напечатать анонимный материал о неблаговидных делах Главы епархии. Более того, украл и передал ему материал, автора которого не составило большого труда установить…

89-й номер «Юсисапайла» был почти полностью на армянском языке: в нем публиковалась огромная статья бывшего епископа Паргева Геворгяна «Камо грядеши, Гарегин Первый, Католикос всех армян?»
Автор, который в прошлом был Главой Российской Епархии Армянской Апостольской Церкви, а потом расстрижен католикосом в 1976 году, анализирует первые итоги деятельности католикоса Гарегина Первого и приходит к выводу, что избрание Предстоятеля Армянской Апостольской Церкви из числа священнослужителей Великого Дома Киликии, к сожалению, не привело, как это ожидалось, к ликвидации организационного раскола между Эчмиадзинским и Антилиасским католикосатами. Более того, по мнению автора наметились очень опасные тенденции разгрома духовенства Эчмиадзинского католикосата, непримиримым противником которого был долгие годы нынешний католикос.
Эту статью перепечатали многие издания, в частности, 28 марта ее дала ежедневная ереванская газета «Молорак» («Планета»), ранее выходившая под названием «Лрагир» («Газета»).

В Москву немедленно прибыл  архиепископ Месроп Ашчян, который будучи  представителем высшего духовенства Киликийского Католикосата, в те годы постоянно проживал в Первопрестольном Эчмиадзине и возглавлял Канцелярию по организации торжественных мероприятий, приуроченных к 1700-летию провозглашения христианства государственной религией Армении.
Он встретился с автором статьи, который просил только одного: пересмотра своего дела. На что србазан Месроп заявил, что статью в «Юсисапайле» надо было предварительно согласовать с самим Католикосом, ибо сейчас идет сближение с католиками, а такие публикации отрицательно сказываются на высшей церковной политике. Отмечу в скобках, что именно это обстоятельство – курс на сближение с Римско-католической церковью — и было главной причиной недовольства ряда иерархов Армянской церкви в отношении действий тогдашнего Католикоса.
Между прочим, архиепископ Месроп Ашчян сообщил, что его усилиями издана книга о «Юсисапайле», которую я, к сожалению, так и не смог увидеть.
В номере была только одна полоса на русском языке. Здесь впервые рассказывалось первооткрывателе цветного телевидения и фототелеграфа Ованнесе Адамяне:

Первооткрыватель цветного телевидения и фототелеграфа, один из основателей черного-белого телевидения, Ованнес Абгарович Адамян занимает заслуженное место в анналах всемирной науки и техники.
Ованнес Адамян родился в 1879 году в городе Баку в семье нефтяного агента. В 1899 году Ованнес поступил в  Мюнхенский университет, но после первого курса он отправился в Швейцарию, где записался на химический факультет Цюрихского университета.
Цюрих, однако, не сумел удовлетворять Адамяна и, в том же 1901 году  он перешел Берлинский университет, по окончании которого получил диплом инженер — электрика.
28 марта 1907 года Адамян свой первый патент от Главного комитета по изобретениям Германии за открытие “Устройства для захвата и повторяемой трансмиссии при помощи электричества”. Так назывался придуманный Адамяном метод передачи черного-белого изображения при помощи катодной трубки. Менее чем через четыре месяца, 12 июля 1907 года, Адамян запатентовал в том же самом Комитете свое второе изобретение, которое стало первым этапом создания цветного телевидения: “Модуль, передающий колебания из зеркала осциллографа отраженного светового карандаша в колебания яркости гейзеровской трубки”.
Адамян получил патент № 197183, основная формула которого гласила: «изобретение касается электронного телевизионного устройства, то есть к таким устройствам, в которых используется изменяющаяся яркость различных видимых точек изображения с целью передачи вариаций электрического тока к удаленному устройству, в котором эти вариации принимает электрическая линия  и преобразовывает их в вариации яркости светового источника и может в то же самое время служить для передачи изображения от передатчика к приемному устройству».
При помощи сконструированного на основе этого изобретения прибора Адамяну удалось осуществить передачу цветного изображения по проводам на расстояние 600 км, что обеспечило его бесспорный приоритет в создании цветного телевидения.
Запатентовав свое изобретение в Англии и Франции, 5 мая 1908 года Адамян приехал в Санкт-Петербург, где также получил соответствующий патент.
19 января 1913 года Адамян запатентовал в Берлине свое следующее изобретение, в котором он предложил новую систему передачи движущегося изображения.
В конце 1913 года Ованнес Адамян обосновывается в Санкт-Петербурге, где открывает собственную лабораторию и продолжает свои эксперименты. 30 июля 1930 года он добивается передачи первой в мире фототелеграммы, которая была послана из Москвы в Ленинград.
Адамян продолжил получать патенты до 1930, почти до конца своей жизни. Всего, за 25 лет Адамян получил двадцать четыре патента и все они были уникальны в своем роде. Но главнейшим из них все же следует назвать патент, полученный незадолго до его смерти, последовавшей 5 июля 1932 года. В нем он впервые предложил использовать последовательную систему передачи цветного поля с механическим просмотром изображения посредством диска, который он изобрел.
Трехцветное телевидение, изобретенное Адамяном в 1925 году, впервые было применено в Англии (Лондон) и в США (Нью-Йорк). В июле 1928 года английский ученый Бэрд передал цветное изображениепри помощи последовательной системы Адамяна с использование цветого фильтрующего диска. С 1945 года по 1951 год Коламбиа Бродкастинг Корпорейшн (Си-Би-Эс) вела экспериментальные цветные телепередачи по системе Адамяна, а к концу 1953 года система цветного телевидения Ованнеса Адамяна стала всеобщим стандартом.

Там же было опубликовано Открытое письмо художника К.Ц. Тумасяна руководителю Армянской общины Москвы академику С. Григоряну.

«Господин Григорян С.С.!
Я, Тумасян Карен Цолакович, рядовой член Армянской общины г.Москвы, вынужден обратиться к Вам в связи с тем, что мой вопрос, заданный Вам на последнем собрании общины: — “Чем будет заниматься община в ближайшее время и какие функции конкретно я, как член общины, должен выполнять?” — остался без ответа.
Мне далеко не безразлична судьба нашей общины, и я хотел бы иметь полную ясность перспективы ее работ, а отсутствие ее меня, как творческого работника, особенно волнует и даже угнетает.
В начале нашей деятельности община, благодаря бескорыстному и беззаветному труду активистов, отдавших все свои силы и знания, строила фундамент нашего общего дома.
А в настоящее время при Вашей руководящей пассивности жизнь нашей общины с каждым днем все угасает, ряды ее членов катастрофически редеют.
Ответьте мне: — “Где все эти люди, которые еще вчера трудились в общине, какова сегодня их судьба?”.
Вы не смогли привлечь к общественно-полезному труду на благо построения нашего общего дома всех рядовых членов общины, независимо от их социального положения, убеждений и способностей.
Я был уверен, что на второй конференции общины у Вас хватит мужества при выборах руководителя снять свою кандидатуру. Но этого не случилось.
Сейчас Вы фактически передоверили свои функции руководителя своему заместителю г-ну Долбакяну, а сами продолжаете лукаво отворачиваться от нужд рядовых членов общины, и не хотите признаться в том, что Вы переоценили свои возможности руководителя. На последних собраниях я был свидетелем многочисленных оскорблений с Вашей стороны и со стороны г-на Долбакяна самых честных и трудолюбивых членов нашей общины.
Я не признаю Ваш стиль общения с людьми и категорически против того, чтобы такой человек, как г-н Долбакян распоряжался судьбами членов общины моего многострадального народа, в том числе и моей судьбой.
В оправдание своей деятельности Вы, конечно, предъявите кипу документов о проделанной  “работе”, вспомните об участии в телевизионных передачах. Но я знаю настоящее состояние дел, и с моей точки зрения все это выглядит очень не убедительно.
Еще раз повторяюсь, что это не продвигает наше большое общее дело — созидание Армянской общины г.Москвы.
Сколько дел за прошедший период Вашего “руководства” мы не сделали, и кто сможет подсчитать убытки, принесенные Вашей бездеятельностью?
Я знаю Вас как человека науки и, естественно, не могу су­дить о Ваших успехах в этой области, но в нашем деле Вы показали полную несостоятельность и вместе с г-ном Долбакяном принесли большой вред.
Имейте же мужество признаться в этом!
У меня к Вам такое предложение. Срочно созвать расширенное собрание Армянской общины, включить меня в списки приглашенных и дать возможность мне выступить перед моими соотечественниками с предложениями о дальнейших планах.

Художник  Тумасян К.Ц.
25 октября 1996 года
Письмо передано 29 октября, но никакого ответа не получено. Поэтому 8 декабря письмо направлено в редакцию газеты для опубликования.

Продолжение следует

 

комментария 2

  1. вы очень похожи на Славика Арутюняна Рафиковича из Ленинавана, который учился в Баку в 1984-1985г.г. 31 мая 1951 г.р. Сусанна.

  2. Этот художник сейчас есть? И какие функции в общине он думал выполнять, интересно стало… Про Долбакяна немного странно было читать, так-таки и оскорблял?
    Земля вокруг солнца крутится, а армяне остаются детьми…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: