«Бумажный черпак» нас так ничему не научил?

13 июля 1878 года подписанием Берлинского трактата завершился международный конгресс, созванный для пересмотра условий Сан-Стефанского мирного договора 1878, заключенного после русско-турецкой войны. Именно по итогам этого конгресса архиепископ Мкртыч Хримян сказал знаменитое «наш черпак оказался бумажным».Русско-турецкая война 1877-1878 годов и последующее за ней освобождение балканских народов явились мощным импульсом для западных армян, принявших активное участие в освобождении родного края от магометанского ига. В третий раз за этот век армяне получали возможность обрести свободу и посредством вхождения в состав великой России обеспечить свое физическое существование.

3 (16) марта 1878 года подписан был Сан-Стефанский прелиминарный мирный договор с Портой. Согласно XVI статьи этого договора, Турция обязалась перед Россией в областях, населенных армянами, осуществить без замедления улучшения и реформы. Гарантом преобразований выступала Русская Армия, уход которой обусловливался проведением реформ. Европа, обеспокоенная чрезмерным усилением России на Востоке, потребовала скорейшего созыва международного конгресса, призванного пересмотреть итоги войны. Так, недоверием к России порожден был конгресс, который проходил в июне-июле 1878 года в Берлине и имел для армян самые трагические последствия.

Как известно, центром общественно-политической жизни армян в Турции являлся Константинополь. По поручению Национального Собрания на Патриаршество возложена была задача обеспечения национальных интересов армян. Армянским Патриаршеством приготовлен был «Статистик Османской Армении» и «Органический статут» — проект будущего административного устройства Западной Армении. Весть о намечаемом конгрессе побудила Патриарха Нерсеса Варжапетяна (1837 — 1884) направить в столицы Европы своих полномочных представителей, которые должны были получить политическую поддержку со стороны мировых лидеров.

С этой целью в начале марта 1878 года в Санкт-Петербург прибыл Архиепископ Хорен Нар-Бей (1840 — 1900). Здесь он имел ряд встреч с графом М. Т. Лорис-Меликовым (1825 – 1888), генералом И. Д. Лазаревым (1821 — 1879), русским канцлером Светлейшим Князем и кавалером А. М. Горчаковым (1798 — 1883) и другими лицами.

18 (31) марта 1878 года состоялся Высочайший прием у Государя Императора Александра II Освободителя. Государь сообщил Нар-Бею о своем благоволении к армянскому народу и пожелал не терять надежды. Однако на тот момент внешнеполитическое положение России слишком осложнено было противодействием Европы, и Архиепископу не удалось получить конкретных обещаний. Общий фон визита был осложнен известием об отправке другой армянской миссии в Европу, что вызвало крайнее неудовольствие русского канцлера Александра Михайловича Горчакова.

Речь шла о миссии архиепископа Мкртыча Хримяна и переводчика Минаса Чераза, которые 20 марта (2 апреля) 1878 года прибыли в Италию. По существу, то была очередная отчаянная попытка маленького народа, на протяжении 16 веков обороняющего восточный форпост христианства, сообщить миру о постигшей его гуманитарной катастрофе и попросить поддержки.

С марта по июнь 1878 года посланники побывали в Италии, Франции и Англии. Здесь они встречались с наиболее крупными государственными деятелями тогдашней Европы: графом Луиджи Корти (1823 — 1888), Министром иностранных дел Итальянского королевства в кабинете Кайроли, представителем Италии на Берлинском конгрессе 1878 года, с Министром иностранных дел Франции, сенатором Вильямом Анри Ваддингтоном (1826 — 1894), Министром иностранных дел Великобритании лордом Робертом Артуром Талботом Гаскойном Сесилом, третьим маркизом Солсбери (1830 — 1903), Архиепископом Кентерберийским, европейскими послами. Всюду слышал он слова поддержки, однако, все обещания так и остались словами.

Председательствовал на конгрессе германский канцлер Бисмарк. Важнейшие вопросы обычно предварительно решались на частных совещаниях представителей Германии, Англии, Австро-Венгрии и России, делегации которых возглавляли соответственно Бисмарк, премьер-министр Б. Биконсфилд (см. Дизраэли), министр иностранных дел Д. Андраши и канцлер А. М. Горчаков. Споры шли в основном о Болгарии, территорию которой, определённую Сан-Стефанским договором, Австро-Венгрия и Англия желали урезать до минимума, о Боснии и Герцеговине, на которые претендовала Австро-Венгрия, и о территории в Закавказье, отошедшей от Турции к России, против чего протестовала Англия. Бисмарк объявил себя нейтральным посредником, но на деле поддерживал требования Австро-Венгрии и Англии, вынудив Россию принять большую их часть.
Фракия и Албания оставались за Турцией. В этих провинциях, а также на Крите и в турецкой Армении, Турция обязывалась провести реформу местного самоуправления в соответствии с органическим регламентом 1868 г., уравняв в правах христиан с мусульманами.
Россия отказывалась от Баязета и Алашкертской долины и приобрела лишь Ардаган, Карс и Батум, в котором обязалась ввести режим порто-франко (порт свободной торговли).

Таким образом, XVI статья Берлинского трактата, попавшая в жернова противостояния Восток — Запад, была перемолота и трансформировалась в LXI статью Берлинского трактата, ставшую могильной плитой западных армян. Контроль над реформами в Армении передан был всем европейским государствам, а русские войска, являвшиеся единственными гарантами их проведения, выведены были из Армении. В последующем турецкие власти посредством целенаправленного истребления армянского народа — геноцидом «решили» Армянский вопрос.

По завершению Берлинского конгресса, Мкртич Хримян, разочаровавшись в тенетах политики ведущих держав и убедившись в том, что в решении Армянского вопроса «бумажный черпак» не играет роли, провозгласил необходимость «черпака железного», то есть призвал армян к вооруженному восстанию во имя освобождения.

Так трактует этот период армянская историография, которая, видимо, считает несущественным и потому даже не упоминает о том печальном факте, что помимо Мкртыча Хримяна в Берлине была еще и другая армянская делегация Нубар-паши из Египта.

НУБАР ПАША, Нубарян (1825-1899), египетский общественно-политический деятель.
Окончил армянскую школу на Родине, в Смирне (Измир), затем переехал в Египет.

Продолжил образование в Париже. По возвращении в Египет, поступил на государственную службу, выдвинулся в число видных государственных деятелей. Занимал посты министра иностранных дел, премьер-министра; в интересах национальной буржуазии осуществил ряд реформ в различных областях государственной жизни.Нубар Паша играл большую роль в общественно-политической и культурной жизни армянской общины Египта, всей армянской диаспоры. Принимал руководящее участие в оказании помощи армянам, прибывавшим в Египет из Турции, содействовал изданию армянской периодической печати, организации армянских школ, центров культуры и просвещения во многих армянских общинах.
В 1878 г. Нубар Паша разработал и направил Берлинскому конгрессу свою программу улучшения положения армян Османской империи, но она не была представлена конгрессу.

Программа Нубар Паши исходила из того, что западные армяне не претендуют на политическую независимость, но стремятся приобрести гражданские свободы и права, обеспечивающие их безопасность, честь их жен и дочерей, неприкосновенность имущества. Автор программы считал, что все предшествовавшие попытки реформ не имели успеха, потому что осуществлялись турецкими чиновниками, которые руководствовались религиозными убеждениями и личными интересами.

Для обеспечения успеха реформ Нубар Паша считал необходимым иметь пост общего правителя, который должен занимать утверждаемый султаном и пользующийся покровительством европейских rосударств армянин. Реформы предполагалось осуществить в трех сферах: создание охранного отряда при правителе для прекращения разбоя; судебная реформа; изменение налоговой системы — часть налогов должна была назначаться в целях получения средств на содержание армянских школ, церковных учреждений и т. д. Размер налогов должен был определяться общими собраниями населения области и гаваров.
Таким образом, программа Нубар Паши носила более умеренный характер, чем программа, представленная Берлинскому конгрессу 1878 г. константинопольскими армянскими общественно-политическими кругами.

Это был ярчайший пример неумения (или нежелания?) армян, прежде всего, договориться между собой, а уж потом добиваться консенсуса от других. То же самое повторилось во время Парижской мирной конференции после разгрома Антантой Турции. То же самое повторяется и сегодня. Вот лишь один характерный штрих: 26 ноября этого года во Франции пройдет Четвертый съезд армян Западной Армении, а через неделю, 2 декабря там же во Франции соберутся так называемые потомки западных армян под предводительством Карена Микаеляна. Причем даже в мыслях нет хотя бы попытаться найти точки соприкосновения, благо уже созданное Правительство Западной Армении успело проделать весьма внушительную работу. Нет, что вы, нам надо быстренько создать что-то свое, да поскорее сесть за стол переговоров с турками.

А те милостиво сядут, ибо опять чувствуется их рука…

Юсисапайл

 

 

 

 

 

Реклама

Один ответ

  1. риторический вопрос. не научил нас, научил наших врагов

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: