Serge Dzhilavian / Серж Джилавян

В дополнение к 8-й главе будущего издания «Юсисапайл. Далекое и близкое» приводим главу из книги Сергея Дышева «Россия уголовная – от воров в законе до отморозков»

«САМЫЙ ЛУЧШИЙ ИЗ АРМЯН»

Недавно одна из английских тюрем пополнилась еще одним постояльцем. Им стал гражданин России Сержик Джилавян, который известен также как президент Всемирной Армянской Ассамблеи.

Этапы большого пути

Серж (Сержик) Джилавян родился в 1952 году в селе Агарак Степанаванского района Армении. Не закончив школы, переехал в Узбекистан. Там у него открылся талант к предпринимательству. Организовал и возглавил несколько подпольных цехов по изготовлению одежды. Успешную деятельность «цеховика» не оценили местные правоохранительные органы. В 1975 году по статье за спекуляцию самаркандский суд приговорил Джилавяна к трем годам лишения свободы. Освободили Сержика досрочно — за хорошее поведение. Во второй раз проходил по нашумевшему узбекскому делу, обвинялся в связях с известными ворами в законе. В том же Узбекистане он вернулся к прежним делам, в короткие сроки возглавив крупный кооператив по продаже трикотажных изделий. Имеются сведения, что не брезговал он и наркотиками.

В Москве Серж Джилавян обосновался в 1990 году. Стартовый капитал был, и бизнесмен довольно быстро преуспел: в 1991-м на базе трех кооперативов создал многопрофильный концерн «ГОАР», в состав которого позже вошли свыше 50 коммерческих структур. В 1991-1992 годах МВД расследовало несколько уголовных дел, по которым проходили эти кооперативы, в том числе «Профиль». В начале 1992 года Серж Джилавян ликвидирует его, а документацию уничтожает. Все руководство концерна «ГОАР» и большинство сотрудников — лица армянского происхождения, проживавшие в Москве без прописки.

Все это время Джилавяну не дает покоя карьера политика. Он видит себя президентом Армении и довольно быстро создает себе имидж борца за идею национального сплочения. Начинает с Фонда развития, которому скромно присваивает свое имя, затем — создание Московской армянской ассамблеи, которая позже становится «Международной», а с декабря 1994 года — Всемирной Армянской Ассамблеей (ВАА). Естественно, Джилавян становится ее президентом. Он создает сеть организаций по России и по СНГ, поддерживает деловые контакты с армянской общиной в Лос-Анджелесе. Серж мечтает в скором будущем зарегистрировать организацию в ООН, стать членом ЮНЕСКО, чтобы выйти в ранг «неприкосновенных» для правоохранительных органов персон. Он встречается с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, делает щедрые подношения. Серж козыряет своими знакомствами с именитыми артистами, депутатами Госдумы и Совета Федерации, политиками, банкирами, предпринимателями, проводит для них пышные приемы, активно пропагандирует свою благотворительную деятельность. Джилавян обещает, что если добьется поста главы Республики Армении, то сразу направит широкие инвестиции в социальные программы. В многочисленных интервью бросает популистские заявления: «Наш умнейший, трудолюбивейший, талантливый народ поистине достоин гораздо лучшей жизни… Мы будем работать под девизом: «Бедные в Армении станут состоятельными, состоятельные — богатыми». О себе же в данной ситуаций он говорит так: «Я богат, действительно очень богат, эти средства вложены, работают в РФ, других странах СНГ и дальнем зарубежье. И я уверяю вас — их хватит и сегодняшнему поколению Республики Армения, и нашим потомкам для нормальной, достойной, цивилизованной жизни».

Очень богатый человек давно и увлеченно коллекционирует произведения искусства, любит показать себя меценатом, дом которого открыт для всех интеллигентных людей. Кстати, особняк на Мичуринском проспекте, 4, где обосновалась Ассамблея и семья Джилавяна, ранее принадлежал МИД СССР, а еще раньше там жила союзный министр культуры Е. А. Фурцева.

Президент РА Левон Тер-Петросян, говорят, тоже во время визитов в Москву непременно посещал особняк на Мичуринском.

«Синьор из высшего общества» вхож в лучшие дома столицы. Сержу Суриковичу прочат большие победы на политическом поприще.

Ну а органам внутренних дел было известно и другое — широкие связи Джилавяна с ворами в законе и криминальной российской верхушкой. Более того, президент ВАА являлся лидером армянских преступных группировок, обосновавшихся в Москве и области. В свое время в особняке на Мичуринском длительное время проживали прибывшие на отдых группы армянских боевиков. Среди заместителей Джилавяна — уволенный из МВД офицер УБХСС С. А. Матасян, второй заместитель — С. Восконян, который скрывался в Москве от следствия, по которому он проходил в армянском городе Степанаван.

Концерн и его организации активно скупали в Москве и Подмосковье земельные участки и недвижимость, участвовали в приватизации объектов общепита, магазинов и квартир, имеют несколько служебных помещений, в том числе в здании СЭВ, гостинице «Центральной», в домах по улице Петровка, сеть магазинов и торговых точек. Ходили слухи, что Джилавян планирует создание в Подмосковье «армянской автономии», но криминальное сообщество Москвы запретило и думать об этом.

Серж Сурикович всегда умел найти подход к черствой душе банкира. Славился он тем, что совершенно естественным образом мог преподнести в подарок хорошие автомобили, такие как «Мерседес», «Вольво», «БВМ», вручить тугой конверт с «зелеными». И его концерн тут же получал целевые кредиты на закупку товаров народного потребления, продовольствие, на арендную плату за помещения, массовые круизы, приобретение квартир, автомобилей. Не забывал Серж Сурикович и о личном счастье. Регулярно пополнял свои валютные счета в Италии, США, Испании. В той же далекой Испании, в пригороде Барселоны, он финансировал строительство нескольких особняков. И это владение дало ему право иметь вид на жительство в Испании и свободно перемещаться по Европе. По некоторым данным, Джилавян заимел вид на жительство даже в США.

Чем же еще приятен обществу Серж Сурикович? Через свои фонды — Фонд имени Сержа Джилавяна и «Активной долголетней жизни» он финансирует крупных представителей армянской диаспоры в Москве, имя которых на слуху, а еще отмывает часть выручки, полученной от торговли «левым» товаром.

Еще одна особенность Джилавяна — он очень неохотно возвращает кредиты. А то и не отдает их вовсе. По данным МВД, не раз участвовал в банальном рэкете и мошенничестве в особо крупных размерах.

Типовая схема «силового» мошенничества

Схема преступления достаточна гибка и надежна. Серж, являясь сопрезидентом одного из спортклубов, совместно с другим президентом клуба С., его помощником А. подыскивают лицо или организацию, имеющую материальные средства. В этой махинации до поры до времени пока незримо участвует некто Г., представляющий одну из крупных этнических преступных группировок. Джилавян вместе с вышеназванными коллегами С. и А. заключают с организацией кредитные договора под высокий процент. Проходит время, и в момент возврата кредитных сумм на арену выходит представитель этнической группировки Г. Разговор начинает с того, что случайно узнал о финансовой сделке и предлагает организации за определенный процент помощь в возврате сумм от Джилавяна и его корешей, которые не торопятся возвращать деньги. Если Г. получает отказ, то события развиваются по следующей схеме. Джилавян якобы передает деньги второму президенту С., тот сообщает в организацию, что деньги у него отняли, и указывает на представителя этнического криминального сообщества Г. Затем — самая драматическая часть операции. Авторитетный бандит Г. начинает активно и жестко шантажировать клиента, в зависимости от ситуации применяя различные степени устрашения — вплоть до момента полного и безоговорочного отказа от материальных претензий. Полученные суммы делятся между всеми участниками криминального спектакля. Заказывается банкет.

Но это — теневая сторона жизни Сержа Суриковича, которой мало кто интересуется.

Сыщик против президента

Джилавян становится знаменитым. Он — уже кандидат на выборы в президенты Армении от оппозиции. И гадать не гадал Серж Сурикович, что в его блестящей, звездной судьбе сыграет свою определенную роль другой, весьма скромный представитель армянской диаспоры в Москве — обычный подполковник милиции Гарник Восканян.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

Родился в Арташате в Армении. Профессиональный юрист и экономист. Работал в МУРе, московском РУОПе с момента создания, возглавлял отделение по этническим преступным группировкам. Обладает большим навыком оперативной работы, отдавая предпочтение «интеллектуальноаналитическим методам». Под руководством Восканяна раскрыты десятки преступлений, задержаны сотни преступников, из них более 10 — воров в законе.

Гарник Восканян и его главный на то время противник — две противоположности. Джилавян — с белоснежной бородой, барственный, амбициозный, велеречивый, не чужд артистизма и эпатажа, неизменно в шикарных костюмах с бабочкой или в галстуке от Версаче. Во всех передвижениях в казино, за город его сопровождает эскорт: «ЗИЛ-117», «Чайка», 2-3 иномарки с ближайшим окружением и охраной (в числе которой не менее четырех омоновцев).

Восканян — человек лет сорока с небольшим, с неожиданно мягкими манерами, волосы с проседью, глаза — проницательные, сразу оцениваешь открытость и чувство юмора, одет неброско. Но все признают, что хватка у него мертвая и точная. Если подсек, то враг с крючка уже не уйдет (Примечание «Юсисапайла» — сейчас Гарник Восканян является представителем МВД Армении в Москве и его офис находится — ирония судьбы —  в здании САРа).

Беседуем с оперативником все о том же давнем противостоянии.

— С Джилавяном познакомился заочно еще в 1992 году, — вспоминает Гарник Агабекович. — На него поступила интересная оперативная информация. Я тогда работал в 6 отделе МУРа — это отдел по борьбе с организованной преступностью. Потом из него и создали РУОП. Мы разрабатывали преступную группу мошенников, обворовавших «Внешэкономбанк». Они «кидали» людей, которые работали за границей и приезжали получить свои заработанные деньги. А в те времена, чтобы получить валюту, надо было записываться в списки и два-три месяца стоять в очередях. И были ловкие ребята, которые в нашей стране всегда находили возможность восполнить недостатки «советского сервиса». Они предлагали за определенный процент получить «не сегодня, так завтра» кровные денежки. Люди соглашались, им действительно помогали. Десятки машин у «Внешэкономбанка» по Москве выполняли функции передвижных мини-банков. Потом стали расширять «услуги» для клиентов. Все те же вдумчивые ребята с лоснящимися проборами стали уже предлагать более солидные сделки: продажу иностранных машин по сходной цене, причем гораздо дешевле, чем на авторынке. Несчастный гражданин, подпорченный кратковременным влиянием Запада, но с чисто советской неистребимой жаждой халявы, с готовностью выкладывал необходимую сумму. Получив деньги, мошенники безжалостно «кидали» клиентов, совершенно не опасаясь за последствия: наш закон всецело был на их стороне. Пострадавший, поняв, что его надули, конечно, обращался в ближайшее отделение милиции. Сердобольные сотрудники, выслушав заявителя, объявляли ему, что в случае возбуждения уголовного дела возникнет проблема и с ним самим. Потому что никто не отменял 88-й статьи УК РСФСР — «нарушение правил о валютных операциях». И когда обладатель зеленых купюр внимательно вчитывался в статью, у него глаза лезли на лоб. Закон гласил: «Нарушение правил о валютных операциях, а также спекуляция валютными ценностями или ценными бумагами наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества или без конфискации, с обязательной конфискацией валютных ценностей и бумаг». И потерпевшие, поняв, что вляпались, торопливо забирали свои заявления, проклиная судьбу: и деньги украли, да еще и посадить могут.

Потом выяснилось, что «мальчики-кидальчики» работали в прочном тандеме с ближайшими отделами внутренних дел. За краткую «юридическую консультацию» с потерпевшими коррумпированные сотрудники получали оговоренный процент. И все были довольны, кроме любителей красивой жизни. Но сразу и всем хорошо не бывает.

В конце концов оперативники РУОП получили достаточное количество информации о преступной группировке. В ходе операции они одновременно провели более ста обысков, изъяли огромное количество ценностей, валюты. Вышли и на организатора группы — пожилого хромого мужчину еврейской национальности. В квартире старичка изъяли 960 тысяч долларов. Он тут же заявил, что это деньги известного коммерсанта Сержа Джилавяна. Встреча с бизнесменом произошла через три дня. Джилавян вальяжно заявил оперативникам, что эти деньги выиграл в казино гостиницы «Ленинградская», и тому есть достойные свидетели. И действительно, нашлись люди, которые синхронно кивали: «Ей-Богу, он выиграл. Сержу всегда везет на выигрыши!»

Первый «бой» с Джилавяном сыщики проиграли. Деньги пришлось вернуть.

Кидал, кидаю и буду кидать…

За очень богатым человеком всегда тянулся длинный шлейф долгов. 22 мая 1993 года концерн Джилавяна «ГОАР» заключил договор с шведской фирмой «Вонсон АВ» на покупку одежды на сумму 1,3 миллиона долларов. Одежду получили, продали, а деньги не вернули. Другое уголовное дело по факту мошенничества было возбуждено прокуратурой Москвы в мае 1995 года. Тут отличились его не менее способные сотрудники: они взяли в АО «Варт Элоком» кредит в 700 тысяч долларов и возвращать не собирались. Долги не отравляли существование Сержу Джилавяну. Наоборот, придавали остроту жизни. После землетрясения в Спитаке он понял остроту момента, умело прокрутился и… отправил в пострадавший район несколько самолетов с продуктами, вещами и медикаментами.

Что это стоило ему? Практически ничего. Самое интересное, что Джилавяну продолжали верить. Он молниеносно собрал земляков-толстосумов и произнес с трибуны краткую трагическую речь, которую завершил с грандиозным эффектом: «Я жертвую миллион долларов нашим бедным соотечественникам, пострадавшим от стихийного бедствия!»

Присутствующие не посрамили имени своего и тоже стали щедро раскошеливаться. Все деньги шли на счет Армянской Ассоциации. Как ими распоряжались, выяснить сейчас весьма проблематично. Мошенник международного класса в очередной раз показал свой профессионализм, а точнее даже изящный артистизм. Все аплодисменты опять достались ему…

А оперативники узнавали все новые подробности из жизни президента. Они были достойны криминального романа. Вот, к примеру, особняк на Мичуринском. В списке Управления делами МИД РФ он значится под N 13. В 1992 году его передали в аренду компании «СИБ ИНТЕРНЭШНЛ» всего за 4 миллиона рублей, а та уже уступила в «бессрочное пользование» Ассамблее за 25 миллионов рублей в год. Для сравнения: за аналогичный особняк, расположенный рядом на Мичуринском проспекте, дом 2, где размещается резиденция посла Королевства Саудовской Аравии, аренду платят в 3,5 миллиона долларов США. Естественно, они же богатые…

В лихое время павловского обмена денег Восканян получил оперативную информацию о том, что у Джилавяна в гараже особняка на Мичуринском находится целая фура, набитая подлежащими обмену старыми деньгами. Пересчитали — два с лишним миллиарда рублей! Но были сомнения, действительно ли они криминальные. Не было законного повода на изъятие. Ведь деньги могли быть законно вывезены из Армении, и как доказать, что они принадлежат именно Джилавяну? Но позже выяснилось, что деньги все же были добыты преступным путем в Узбекистане, Ингушетии, Чечне. Джилавян тогда мог бы неплохо заработать на «реформе».

В 1993 году Восканян был назначен начальником отдела по этническим группировкам РУОПа по городу Москве. Из чисто принципиальных соображений он предложил нанести удар прежде всего по лидерам армянских преступных группировок. После одобрения руководством провели рейды в Подмосковье в Горках-10, Успенском — в местах бывших совминовских дач. Именно там в свое удовольствие жили криминальные авторитеты. Особняки снимал для них Джилавян, и именно оттуда бандиты выезжали в Москву на грабежи и разбои. После чего благополучно возвращались. На одной из дач в Успенском оперативники обнаружили большое количество драгоценностей и склад с оружием. Были арестованы несколько авторитетов армянских криминальных группировок. Результат был ошеломляющим. Лишившись лидеров, вышеназванные группировки буквально рассыпались, и на долгое время преступления среди лиц армянской национальности были единичными.

После этой операции на одной из сходок представителей криминального бизнеса и воровского мира Москвы, которая прошла в кафе «На холмах», прозвучало: «Появился тут один армянин, Восканян, мент из РУОПа, очень активный, просто покоя от него нет. Надо бы от него избавиться». Оперативники РУОПа сумели получить эту информацию, подтвердили ее и по каналам московского ФСБ. Выяснилось, что фраза эта была произнесена Джилавяном.

Генерал-майор милиции Рушайло, бывший в то время начальником московского РУОПа (после конфликта с бывшим своим шефом Петровым он ушел в отставку, а ныне вместо него назначен на эту же должность — начальником ГУОП МВД РФ), дал распоряжение в течение полутора месяцев негласно и гласно охранять Восканяна и его семью, а также выделить автомашину для поездок на работу и с работы.

Подполковника упрекали, что он не любит соотечественников-армян и действует только против них. На это Восканян заявил в одной ереванской газете: «Как раз любовь к моему народу делает меня беспощадным. И к армянским бандитам я отношусь с удвоенной жесткостью, потому что мне стыдно за их злодеяния».

Три истории о трех автоматах

Но не только мошенничеством занимался обитатель особняка с глухим забором на Мичуринском проспекте, дом 4. Имелась информация, что туда насильно доставляют людей и вышибают долги. Содержат несчастных в специальном подвале, где к ним применяют различные методы давления. И, как и положено «дому-крепости», там хранится оружие.

Поводом для проверки стал анонимный звонок 25 марта. Сообщили, что в подвале дома заточены два заложника. Оперативники выехали по адресу, прихватив английского журналиста из «Гардиан». Но заложников отпустили буквально за полчаса до прибытия опергруппы. Обслуживающий персонал повара, официантки — подтвердил, что в подвале сидели люди, и они носили им еду. Выяснилось, что отец и сын армянского происхождения приехали из Сибири, никак не могли попасть в Армению. Обратились в Посольство Республики Армения. Чиновники посоветовали обратиться во Всемирную Армянскую Ассамблею к господину президенту Джилавяну. И скитальцы с надеждой поехали на Мичуринский проспект.

Но «покровитель всех армян» проявил редкое негостеприимство. Он затопал ногами и обозвал просителей ереванскими шпионами, которые приехали следить за ним, чтобы впоследствии убить. И повелел заточить в подвал. Что его подручные тут же беспрекословно и сделали. Три дня несчастных узников «по указу президента» держали в заключении, издевались, выпытывая, кто их подослал.

Но все эти подробности выяснились позже. А во время операции необходимо было найти улики, которые бы подтвердили, что под крышей ВАА действует центр преступной организации. При участии СОБРа осмотрели все помещения, прошли к президентскому кабинету. Рядом с ним располагался зимний сад. Там, под диваном, и нашли автомат «АК». В комнате бывшей жены, в шкафу — еще два автомата Калашникова, три гранаты «ГРД-5», пистолет американского производства. И еще изъяли американский полицейский «кольт» у охранника Армена Карапетяна. Обнаружили также бронежилеты, арбалеты, 45 патронов разного калибра.

Хозяина на месте тогда не было. С Восканяном встреча состоялась в этот же день. Она была нервной: Джилавян стал кричать, что это заказ из Армении, а сотрудник РУОПа — их исполнитель. Несмотря на крики, по факту незаконного хранения оружия возбудили уголовное дело. Джилавян стал бомбить жалобами всевозможные инстанции — аппарат Президента, министра внутренних дел, директора ФСБ, Генеральную и прочие прокуратуры. Писал Джилавян и мэру Москвы Лужкову. Но тот первый отказался от сомнительного президента, заявив, что милиция действовала правомерно.

Джилавян выдвинул свою версию происхождения оружия. Напомнил о том, как еще в декабре 1993 года МВД Республики Армения в очередной раз подготовило на него покушение. В Москву выехала целая террористическая группа, чтобы убить его. Но случилось чудо: наемники пришли к своей жертве и покаялись. По их словам, министр внутренних дел Армении Вано Сирагедян при покровительстве президента республики создал спецгруппу для устранения Джилавяна. И все потому, что Джилавян представляет опасность как сильный конкурент на выборах будущего президента Армении.

Заявление опубликовали несколько газет. Джилавян провел шумную пресс-конференцию для зарубежных журналистов в Колонном зале Дома Союзов; Показывали видеозапись с «покаяниями» и оружие для убийства — пистолет «ТТ» и винтовку иностранного производства. Пленку затем передали и в РУОП.

И выяснилось, что главарь банды наемников — хорошо известный московской милиции рецидивист, специализирующийся на краже антиквариата и произведений искусства, москвич Григорий Тавризов, кстати, старый добрый друг Сержа. А в качестве основного правозащитника выступал не менее известный сотрудникам правоохранительных органов вор в законе Гай-Гуй. Оперативникам удалось установить, что буквально на второй-третий день после заявления о покушении все те же наемники не таясь звонили жертве и, зная увлечения босса, по сходной цене предлагали золотые монеты, картины, антиквариат. Вся криминальная компания подолгу гостила у Джилавяна, немало чего съела и выпила, на всю катушку наслаждаясь радостями жизни. Даже успели покреститься в московской армяно-григорианской церкви. И когда патрон попросил сделать небольшую услугу, вся команда согласилась подыграть Джилавяну в его интригах и исполнить роль киллеров из спецслужб. Тем более каждому был обещан солидный куш.

Но вот с этим делом вышла накладка. Джилавян рассчитываться не спешил. И обиженные террористы повсюду искали своего исчезнувшего главаря Тавризова, по телефону запугивали его сына, обещая суровую кару. Сам же Тавризов отсиживался на одной из квартир Джилавяна.

Когда с террористами разобрались, сотрудники РУОПа напомнили Джилавяну, какое оружие было заснято на видеопленку — пистолет и винтовка, но отнюдь не автоматы. Немая сцена продолжалась недолго. Джилавян тут же изобрел новую версию, тоже связанную с покушением на его персону. Случилось это, до его словам, в феврале 1994 года недалеко от Центрального дома литераторов. На него напали вооруженные бандиты, а его охрана героически его защитила и даже забрала оружие, все те же самые автоматы. Потом якобы приехали сотрудники милиции и ФСБ, но оружие не увезли. Узнать, что никаких «сотрудников» не было, труда не составило. А президент ВАА продолжал сочинять: мол, обратился к одному сотруднику РУОПа, но тот не приехал. Что за сотрудник? Естественно, подполковник милиции Восканян. Очередной поклеп Гарник вытерпел спокойно. Тем более уже было получено признание от телохранителя Джилавяна Армена Карапетяна: оружие привезли друзья из Нагорного Карабаха.

Хозяина и телохранителя арестовали. Но через три дня отпустили под подписку о невыезде. Общественность настояла: приближался форум Всемирной Армянской Ассамблеи, а президент за решеткой. (Примечание «Юсисапайла» — Армен Карапетян погиб в тюрьме; история с киллерами раскрылась и была полностью доказана на процессе Вано Сирадегяна в Ереване. Об этом печатный «Юсисапайл подробно писал на своих страницах).

«Я обещал посадить Джилавяна»

Летом Восканян уехал в краткосрочный отпуск в родной Ереван. Там его все время контролировали неприметные люди. А в Москве пошел слух, что подполковник поехал за новым назначением, на генеральскую должность, и назад уже не вернется. Обыденную десятиминутную встречу с министром внутренних дел Армении недоброжелатели преподнесли, как новые козни против неугодных в Москве лиц армянской диаспоры.

Из отпуска Гарник преднамеренно вернулся раньше. В Москве на него сразу вышел Григорий Тавризов. Лучший друг Сержа уже работал на оперативников — незавидное положение «террориста» вынудило его пойти на контакты с органами внутренних дел. Он предложил встретиться для разговора, сказав: «Против тебя готовят кампанию, подключили какого-то крупного генерала, хотят навредить».

Восканян понял, что здесь что-то нечисто. И прихватил с собой мини-диктофон. Как только началась беседа, сыщик понял, даже скорее почувствовал, что его визави пишет разговор. От него не укрылось неестественное поведение собеседника: не имел опыта оперативной работы и заметно нервничал, производя простейшую операцию. Восканян тоже включил на запись. И не прогадал. Разговор пошел весьма щекотливый. Тавризов стал жаловаться на босса: «Замучил меня Серж, требует, чтобы я достал оружие. У тебя нет возможности продать? Я его передаю Джилавяну, а потом вы его снова изымаете, и уже с поличным. И тебе хорошо, и мне».

Сделки с оружием для Тавризова были не в новинку. Во время армяно-азербайджанской войны он занимался поставками партий оружия из Нагорного Карабаха. Этот канал оперативники вычислили и в подмосковном Калининграде, где на одной из дач нашли целый арсенал.

Восканян ответил: «Гриша, ты с ума сошел? Все оружие, которое мы изымаем, сдаем по строгому учету. Два раза один и тот же ствол сдать нельзя…»

На том и разошлись. Через несколько дней в эфир с завидным постоянством вышла вторая передача «Де-факто», в которой вновь пели дифирамбы Джилавяну, показывали неизвестно кем взорванную дверь его квартиры, а главное, прокрутили ловко смонтированные куски из беседы с Тавризовым, из которой получалось, что Гарник хотел подложить Джилавяну оружие, чтобы затем его арестовать. И ко всему соответствующий комментарий: вот как грязно работают сотрудники РУОПа. Потом телепередачу прокрутили еще раз.

Поднялся шум. Появились крупные чины из МВД, ФСБ, вызвали Гарника на ковер. И вот тогда пригодился оригинал записи беседы. Вопросы отпали. Впрочем, в покое Восканяна оставили не сразу. Вызывали в следственный комитет, устраивали очные ставки с Тавризовым, после которых тот скрылся в неизвестном направлении. Потом Восканяну дали возможность выступить с опровержением в телепередаче «Криминальная хроника».

После шквала клеветы, попыток дискредитации Восканян дал слово, что посадит Сержа Джилавяна, чего бы это ему ни стоило. Сказал об этом открыто и честно в нескольких интервью.

Тем временем президент ассамблеи после позорного провала всех его акций исчез. Его объявили в розыск. На одной из предполагаемых квартир устроили засаду. Один из оперативников неосторожно поинтересовался у соседки о Серже. А она оказалась его сожительницей и сообщила тому о визите милиции. И вместо Джилавяна появились его люди, заместитель по Ассамблее, журналисты, которых милиция временно, до выяснения личностей, задержала. Опять разразился заказной скандал.

Джилавяна продолжали искать. Приходила оперативная информация о том, что Серж скрывается в Испании, ездит по странам Западной Европы. Регулярно проверяли его квартиру в Боткинском проезде. Вечером 2 сентября от источника поступила информация, что Джилавян приехал в Москву, буквально на несколько дней, чтобы решить оставшиеся финансовые проблемы, продать все имущество и налегке уехать, скорей всего навсегда. Восканян не очень-то поверил этой информации: источник был ненадежным. Тем не менее решил проверить. В полдесятого уже стемнело, в домах зажгли свет. И в квартире беглеца тоже светились окна! Это была удача. Восканян по телефону вызвал СОБР, предупредил об операции местное отделение милиции, нашли понятых. Квартира Сержа находилась на девятом этаже. Двойные железные двери. Собрались оперативники РУОПа, несколько собровцев и местные сотрудники из ГНР. Сколько ни звонили, ни предупреждали об ответственности, хозяин наотрез отказался открывать дверь, тянул время. Подрывать — дом развалится. А тут соседи подсказали, что в квартире есть еще два черных хода, дом-то старый, сталинской постройки. Послали людей, и действительно нашли боковой ход с массивной дверью на кодовом замке. Людей на все дыры не хватало. И тогда Восканян, как в том военном фильме, устроил психическую атаку: «Первый взвод, дом оцеплен? Второй взвод, блокировать все выходы! Группа поддержки, занять позиции. Группа захвата, занять исходные позиции на крыше!»

За дверью — гробовая тишина. Гражданин Джилавян по-прежнему не подавал признаков жизни. Тут, наконец, и двое с ломом прибыли. Ничего не оставалось, как крушить стену. После нескольких ударов трещины пошли к соседям, паника началась. Работали почти час. В образовавшуюся дыру нырнул собровец, он и открыл замки. Вошли через дверь. Навстречу — радушный хозяин: «О, Гарник Агабекович! Извини, дорогой! Если б знал, что ты, сразу бы открыл. А то думал, ко мне бандиты ломятся». И это после того, как больше часа пытались выйти на переговоры. Да и «глазок» на двери весь этаж позволяет видеть.

Предъявили Джилавяну постановление суда о задержании. Предложили выдать деньги и драгоценности. «Сирота я, — ответил хозяин, — ничего нет»

— И в этот раз он не смог обойтись без провокаций — такова натура, вспоминал операцию Восканян. — Вдруг закричал: «Твои бойцы украли у меня двадцать тысяч долларов!» И пустой «дипломат» показывает. А он в пыли, ясно, что туда месяц ничего не клали. Приказываю всем построиться. «Обыскивайте!» Тут уж заюлил мастер шантажа, мол, не будем, по-хорошему разберемся… По сравнению с прошлым разом квартира выглядела «бедной». Нашли три церковные иконы размером метр на два, скрипку XVIII века, все остальное припрятал. Я заметил, что тапочки у Сержа в пыли, вероятно, успел в черном коридоре припрягать, а там такие катакомбы, не один день искать придется…

Но самое любопытное нашли среди деловых бумаг президента. Мыслящий все же человек, на много шагов вперед просчитывал хода. Купил целую пачку различных пассажирских билетов на одно и то же число. Это какое количество милицейских сил надо, чтобы определить, каким точно рейсом он отправится. А еще нашли у него паспорт моряка, по которому можно свободно выезжать за рубеж и пользоваться правом безвизового въезда в любую страну.

Так закончилось «плавание» моряка, который всю свою сознательную жизнь топил ближних своих и всегда хотел быть на гребне волны. Шум прибоя ему заменил грохот тюремных дверей.

Джилавян полтора года просидел под следствием по обвинению в совершении преступления, предусмотренного 218-й статьей Уголовного кодекса России (незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ). Потом суд, приняв в зачет отбытый срок, освободил его изпод стражи. Далее следы «президента всея армян» обнаружились в Англии, где он вновь занялся любимым делом по отмыванию криминальных денег. Но через некоторое время бдительные британские правоохранительные органы предъявили неунывающему Сержу обвинения в мошенничестве и заключили его под стражу. Говорят, что Джилавяна очень беспокоят нравы местной фемиды, известной своей неподкупностью и непоколебимостью в вынесении приговоров. Единственная отрада — в английской тюрьме гораздо комфортней, чем в российской.

комментария 3

  1. значит эти лахи банкири Швецария и ТГ нэ хатели народу дават под маленкий процент а Джилавяну одали под балшой процен Джилавян правилно делает какой то час народу дайот а какой то част правильно делает нэ вазврашает хатели процент получили килограм капусту а народу осталось хатяба еда драва ит ТГ дай бог вам здаровя Джилавян Серж а банкирам Едо банку салйоний агурец ат стресса памагаеть …гаме ОВЕР

  2. правильный он был.

  3. И поделом ему

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: